Творчество

Музыка    Видео    Отчеты    Пресса   


Георгий Данелия.

Кем только не был Георгий Данелия за свою жизнь! И заядлым картежником. И бесшабашным трюкачом. Артист, художник, музыкант, он умеет вытащить из скучных ржавых будней самое трогательное и смешное, как улыбка Фрунзика Мкртчяна в "Мимино": "Конфетку хочещь?"- "Канещно!" "Нету".

- После ваших фильмов возникает ощущение, что вы делаете их легко и запросто. У вас никогда не возникает никаких творческих терзаний?

- Это, конечно, не так. Есть режиссеры, которые никогда не отступают от сценария, от каких-то планов. И тихонько себе работают. Я же вечно импровизирую. Бывает, уже на монтаже переделываю какие-то эпизоды. Авторы затем смотрят и ахают. Наверное, если бы не сроки, я мог бы снимать один фильм до самой смерти.

У каждого моего фильма несколько вариантов. Раньше на "Мосфильме" цензоры, если находили что-нибудь эдакое, то разрешали еще чуть-чуть поработать. Чего-то переснять. Я специально вставлял в картину разные сомнительные эпизоды. И, сделав несколько замечаний, фильм возвращали. Раза два, правда, таких замечаний никто не сделал. Я возмутился. Как это - нет замечаний. Цензоры были весьма удивлены.

- Правда ли, что каждый эпизод из будущего фильма вы сперва тщательно прорисовываете, а затем снимаете?

- Когда-то я учился на архитектурном. Толку из этого не вышло. Но какие-то навыки в графике и живописи остались. Так сразу наглядно видно, на что нужно сделать акцент в том или ином эпизоде.

- Куда потом вы дели эти рисунки?

- У меня их как-то скопился целый ворох. И я их раздарил.

- Рассказывают, что все сценарии вы пишете только на старой печатной машинке, чей возраст не поддается исчислению?

- Работать на ней мне нравится. Эту машинку на каком-то чердаке нашла Виктория Токарева. И подарила мне. Я ее отчистил, смазал. Правда, толку от этого не было - она все равно дребезжала, стонала, постоянно выпадали буквы. Когда я ее снимаю со старого комода - это значит, что наступают незабываемые времена. Времена работы. Я не люблю работать один. Скучно. И поэтому мы всегда работаем с кем-то.

Вместе выдумываем, кто-то чего-то корректирует. Хохочем, тут же грустим и снова смеемся. За ночь мы проживаем несколько чужих жизней.

- Никогда не казалось, что вы поступаете будто какой-то герой из вашего фильма...

- Казалось. И поступал. Был такой эпизод в "Не горюй!". Софико отправляет Бенжамена и Луку свататься к красавице (Анастасии Вертинской). Они идут по мосту, и тут Бенжамен предлагает зайти в духан. "Пить не будем, - говорит он, - просто посидим". Что из этого вышло, они потом не помнили. Когда-то я был влюблен в одну недоступную даму. Долгое время ухаживал за ней, но безуспешно. И вот как-то добился благосклонности. Готовился к встрече задолго. Возле дома, где она жила, купил бутылку коньяка "Енисели". Купил просто так. (Пить не будем.

Просто посидим.) И тут я как-то немного оробел. Столь долго мечтал об этом - и все это теперь так близко. Для храбрости выпил рюмку. Потом еще одну. Вечер складывался как нельзя лучше. И ночь впереди обещала многое. Придя к ней, я неожиданно выпалил: "Теперь поедем во Внуково, там ресторан до утра работает.

Наверняка встретим кого-нибудь из знакомых". Она буквально опешила: "Может, останемся здесь?" "Ладно, - сказал я, - тогда я один поеду". И уехал. Вот такая история.

- Фразы в "Мимино", которые затем стали крылатыми, кто придумал?

- Фрунзик Мкртчян. Там же все было построено на неточности значений русских слов. "Пешком постою..." и т.п. Как-то Фрунзик рассказывал такую историю. Один чиновник ему предлагал денег, чтобы тот выступил на какой-то попойке обкомовцев. Я спросил: "Ну, а ты что?" А он мне ответил: "А я засмеялся ему в нос". Он был замечательный и во многом наивный человек. Как и Леонов, Крамаров.

- Наверное, на съемках они выдавали много комичного?

- Знаешь, у актера может быть блестящий комедийный дар, а в жизни он абсолютно не похож на своих персонажей. Ближе всего к своим образам был Фрунзик. Леонов был достаточно серьезным, степенным и немножко даже грустным человеком. Или взять Крамарова. Замечательный комедийный артист. А на самом деле был педантичным и замкнутым. Невозможно было его вытащить вне работы из дома. Он бесконечно читал и перечитывал романы Скотта о средневековых замках, рыцарях.

- Какой фильм был для вас самым сложным в плане съемок, сценария, монтажа?

- "Кин-дза-дза". Началось все с идеи о том, что главные герои попадают на другую планету. А потом все выстроилось интуитивно. Мы очень долго писали этот сценарий, долго разбирались с ним. И в итоге даже сами поверили, что такая планета существует и существует такой мир. И стали рассказывать о нем как умели.

Фильм оказался очень сложным, трудным. Я очень много сил затратил на него. Снимать пришлось три года. Много хлопот доставили трюковые съемки: все взлетало, взрывалось. К тому же все это приходилось снимать в Каракумах при жаре 45 градусов. Картина понравилась молодежи, хотя не понравилась моим коллегам.

- Кто был изобретателем этого замысловатого языка?

- Он рождался совершенно непонятными способами. "Типеллак", ракета, на которой летали главные герои, - это название от слова "бабочка". По-грузински бабочка "типелла". Хотя даже грузины не догадываются, что "типеллак" - от слова "типелла". "Эцилоп" - это от слова "полицей-ский", только наоборот и с "э" на конце. И так далее. Больше всего нам понравилось слово "гравицапа", а родилось оно от слова "гравитация". Или, например, "чатланец". Вообще "чатлах" - это ругательное слово на восточных языках, обозначает "негодяй, сволочь". А "пацак" - это по-грузински "много", это и босс, и кацап. "КЦ", без которого ничего не происходит, - это ЦК наоборот. В общем, над всяким словом нам приходилось думать. Как-то в Америке при встрече со мной один известный американский режиссер мне уважительно сказал: "Ку".

- Когда-то вы были достаточно кочевым человеком. Объехали Россию, Францию, Германию. Сейчас, говорят, вы стали отшельником. Это так?

- Дело в том, что я просто перестал ездить на фестивали за границу. Хотя, казалось бы, уже сам факт поездки - награда. Раньше было интересно. Теперь - нет. Чего там делать? Потолкаться, выпить с актерами? Но сейчас никто из знаменитостей для меня интереса не представляет. И это вовсе не потому, что я выпендриваюсь. Вот, например, скажут, что можно познакомиться с Де Ниро. Хочешь?

Но для этого надо будет доехать до Дома кино. Я как подумаю: эти автомобильные пробки, ядрена бабушка. Час тащиться туда. Ну скажет мне Де Ниро "здрасьте". Я - "здрасьте". Английский я знаю плохо. И чего мне с ним делать? А Канны? Двухтысячная толпа. Идут по этой лестнице, машут руками: узнают - не узнают. И всем, как дураки, аплодируют. С большим удовольствием я сейчас езжу только на "Кинотавр". Во-первых, собираются люди, с которыми мне интересно. А потом узнаешь, что есть еще все-таки российское кино. Кто-то чего-то снимает.

Оказывается, и режиссеры интересные есть. А я-то думал, их всего человек пять осталось в России: Герман, Михалков, Рязанов, Тодоровский и я.

- Кто сегодня составляет круг вашего общения?

- Самые верные мои друзья - Афоня и Шкет. Это два кота, которые у меня живут уже несколько лет. Сейчас вот сценарий пишу, пока, правда, ни черта не получается. Они крутятся возле меня, мешают. Подлезают под руки. Прогонишь - Шкет уходит. А Афоня смущенно трется о торшер головой и подмигивает.

- Он похож на того Афоню из фильма?

- Как раз наоборот, очень степенный, интеллигентный. А Шкет бесшабашный. Ну, кроме этого, конечно, общаюсь с друзьями. С ними мне интересно. С ними мы прожили вместе жизнь. Соберемся, болтаем, выпиваем немножко.

- Как каждый нормальный грузин, вы, наверное, поклонник хорошего вина?

- Как каждый хороший москвич, я пью водку. В Грузии тепло, в Москве холодно.

- Вы упомянули, что работаете над сценарием. О чем будет фильм?

- Если б я знал. Моя сложность заключается в том, что когда-то я решил: все мои фильмы должны быть абсолютно разными. И я этого правила придерживался всегда. Если вы возьмете "Путь к причалу", "Я шагаю по Москве", "Кин-дза-дза", "Настю" или "Не горюй!" - они абсолютно непохожие. Я снял 16 фильмов, а где-то человек может исчерпаться. Чего-то придумываю, а оказывается, это уже было. И поэтому у меня сейчас не просто задача снять фильм - это не проблема. Я достаточно хороший профессионал. Нормальный детектив снять - никаких забот бы не было. Я б ночью спокойно спал. У меня сейчас задача - снять фильм в таком жанре, в котором я еще не снимал. Многие говорят, что я снимаю только комедии. А я их никогда не снимал.

Владимир Липилин.

Читателей: 1939

Прошлые новости:

20.05.2018

Музыка    Видео    Отчеты    Пресса    Книги   




© 2006-2017 ottodix.ru