Творчество

Музыка    Видео    Отчеты    Пресса   


"Звезды на утреннем небе" не гаснут уже 14 лет.

Малый драматический театр Санкт-Петербурга - театр Европы под управлением Льва Додина завершил шествие второго театрального фестиваля "Чайка" по Сургуту.

На сцене ДК "Энергетик" сургутянам был представлен спектакль "Звезды на утреннем небе" по пьесе Александра Галина.

Пьесе о поломанных человеческих судьбах, о государстве, принимающем в этом самое непосредственное участие. Зритель, попадая в зал, сразу же оказывается в сером облезлом бараке, где стоят только сетчатые убогие койки, нечто похожее на тумбочки - КПЗ, да и только. Декорации расположены в такой непосредственной близости к зрителю, что кажется: стоит только сделать шаг и окажешься в этом бараке, почувствуешь запах затхлости, сырости и ощутишь, как незаметно, но неуклонно проникает в тебя какая-то безысходность, неотвратимость чего-то противного, унизительного...

И не вырваться из скрипучего сетчатого плена, хотя дверь барака открыта настежь.

Тихо, а потом все громче и громче мчит в зал такая знакомая всем и каждому музыка - именно под ее позывные врывается в каждый дом телевизионная программа "Время". Вот только сейчас, чем больше нарастает ее неотвратимый гул, тревога переполняет сердца людей все сильнее и сильнее. И невольно начинаешь ждать чего-то жуткого, страшного.

А разыгрываемый сюжет до смешного прост. Накануне Всемирной Олимпиады из Москвы отправляют дамочек легкого поведения, дабы не случилось чего непредвиденного, ведь секса в стране нет, а проституток - тем более.

В дверях появляется хозяйка вышеописанных "хором" Валентина и длинноногая Лоран - вся в красном:

виват, страна Советов! Даже чемодан у красотки красный с гордой надписью - "СССР". Мы слышим печальную историю жизни: тут и великая любовь родителей, и цирковое прошлое плода их страсти Лоран - фантастическая смесь красивостей и невероятностей. Она упивается собственным повествованием, будто бы становится выше, лицо светится, хотя каждому ясно, что эту историю Лоран рассказывает уже не впервые и искренне верит в то, что говорит.

Она продолжает играть свою роль дамы с загадочной судьбой, как бы случайно оказавшейся среди этих унылых стен бывшего сумасшедшего дома, обитатели которого переехали в новый, расположенный здесь же, неподалеку. Она - бабочка, которой стоит только взмахнуть крыльями, и она исчезнет, растворится в синих небесах. Она играет до тех пор, пока Валентина не обрывает ее: в бараке не курить, дверь не закрывать, мужиков не водить, тебя, мол, послали ко мне, все про тебя знаю, нечего хвост распушать.

Валентине не до красивостей - ей бы разыскать сына Николая, он должен быть на своем милицейском посту, а сам пропал куда-то с Марией, девицей под стать этой Лоран. Уж она-то все про эту мамзель разузнала, теперь бы только Николаю глаза открыть, избавить от девки этой.

На одной из кроватей из-под вороха тряпок является залу третий, как мне кажется, ключевой, персонаж спектакля - Анна, по виду обычная уборщица - в мятом халате, желтых носках, тапках - красота неземная. На Аннушку, страдающую от похмелья, непричесанную, несуразную, зритель без смеха смотреть не может, она на протяжении всего спектакля будет смешить и зал, и героев пьесы.

Однако все мы, и зрители, и те, кто на сцене, понимаем, что именно она больше всех нас способна к состраданию к ближнему, именно она так непосредственно и говорит простые и правдивые вещи, о которых все знают и так старательно молчат, стремясь делать вид, что все спокойно, все нормально. Всегда так жили и жить будем.

Это она будет уговаривать Валентину оставить в покое Николая и Марию. Это она попытается спасти Марию от неотвратимых событий, когда внезапно приехавшая Клара, не обнаружив Лору, опасаясь гнева своих спутников, начинает уговаривать юную отчаянную девчонку составить ей компанию. Анна достает свое лучшее платье, "причесывает" волосы - она готова на все, лишь бы Мария никуда не поехала, а дождалась Николая. Но увы...

- Не подошла, "Перцовкой" откупились, - с огорчением сказала Анна под хохот зала.

Мы смеемся, не замечая, что круг замкнулся: не дождется Мария Николая, и уже не уедет в свой город, сейчас же в свой город. Поддавшись уговорам Валентины, она бросится с головой в опасное приключение, исход которого ясен зрителю еще до того, как Мария, замотанная в простыню, шатаясь, будет идти к бараку. И видя кровь на ее тонких девчоночьих ногах, мы станем плакать...

Мы смеемся над пьяной Лоран, которая прониклась необъяснимой нежностью к Александру, пришельцу из нового сумасшедшего дома, которого разыскивают по всему городу - скоро же повезут в Москву олимпийский огонь, мало ли что может случиться.

Тихий, спокойный, романтичный Александр. Рядом с ним Лоран из острой на язык ночной бабочки превращается в обыкновенную женщину, которой так недостает любви и ласки. Как нелепо смотрится она в своем шикарном вечернем платье, в котором собиралась блистать рядом с кавалерами на одну ночь, как хороша она, пьяная, несчастная фантазерка Лора... И боль за нее, за Анну, за Марию, за всех героев пьесы все неотвратимее затягивает нас в свои сети.

И вот мы уже начинаем биться в них вместе с героями спектакля, нас также влечет туда, вслед за олимпийским факелом, который везут по оцепленной милицейскими постами дороге в Москву. Мы бежим следом, ударяясь о невидимые преграды, мы не в силах преодолеть их, мы, люди, желающие праздника, мы, чьи судьбы перемолоты в беспощадных жерновах Времени, мы такие же, как и те, кто внутри оцепления. И только немного - другие...

- До свиданья, наш ласковый Мишка, возвращайся в свой сказочный лес, - так спокойно и грустно звучат эти слова для всех нас, заплутавших где-то на подступах к этому лесу. Нам так и не досталось сказки.

Премьера спектакля "Звезды на утреннем небе" состоялась более десяти лет назад - 17 июля 1987 года, спустя два года после Олимпиады. Конечно, тогда тема Всемирной Олимпиады и всего, что было связано с ней, была очень актуальна, это сейчас о ней уже мало кто помнит. Но удивительно, как живо и современно смотрится постановка сегодня. О спектакле и обо всем, что с ним связано, о театре Европы на пресс-конференции рассказывали журналистам актеры театра и его главный режиссер Лев Додин.

- Спектакль "Звезды на утреннем небе" в силу его остроты после его премьеры 14 лет назад, наверное, вызвал массу критических откликов. Как вами они были восприняты?

- Надо сказать, нас вообще довольно часто ругают за смелость, - делится Лев Додин, - правда, называют это по-другому - за резкость, за остроту, за то, что представляем жизнь не такой прекрасной, как она есть на самом деле, мало отвлекаем от действительности, заставляя иногда думать не о самом веселом. Естественно, подобные упреки мы слышали при советской власти, звучат они и сейчас.

В последнее время, кстати, почему-то принято считать, что роль искусства - развлекать, отвлекать. Или, как меня недавно откровенно спросили в Милане: теперь-то вы собираетесь отражать успехи в развитии вашей страны? Я был удивлен, давно не слышал подобного, искусство не отражает успехи и недостатки в развитии страны, оно прежде всего говорит о Человеке.

Поэтому, когда мы ставили спектакль "Звезды на утреннем небе", никаких официальных запросов не делали, да и не слышали после официальных упреков, порой шла критика от зрителей, которые не хотели с чем-то согласиться в спектакле.

И готовя этот спектакль тогда, мы не считали, что в этом есть какая-то великая смелость - мы ведь говорили о том, что и так было очевидно. Поэтому, наверное, спектакль так естественно строился в процессе репетиций - все было знакомо. Думаю, это чувство не прошло и сейчас, спустя 14 лет, судя по реакции зрительного зала во время премьеры в Сургуте.

- Часто ли вы сегодня слышите о том, что тема постановки неактуальна?

- Мне думается, тема изломанной человеческой судьбы всегда актуальна. Если же спектакль воспринимают, как просто рассказ об одном из эпизодов, связанных с Олимпиадой, то мне жаль таких зрителей. Мы пытаемся играть о том, что государство делает с людьми, что оно делало во все времена. Да, Олимпиада была давно, в 1985 году, но на уровне человеческих судеб этот спектакль будет актуальным, пока живы люди.

Мне даже кажется, что сейчас "Звезды на утреннем небе" более актуальны, чем 14 лет назад. Тогда он воспринимался как нечто конкретное, запретное, а сегодня мы смотрим и понимаем, что времена меняются, а судьбы остаются и раны не заживают, с течением времени болят все сильнее. И на премьерах в Барселоне, Торонто к нам подходили и говорили о том, как происходили Олимпиады у них, и что случалось нечто подобное в отношении тех, о ком мы рассказываем.

Сегодня все больше чувствуешь боль за людей, и я ощущал, что зал един со мною, - я видел понимающие, наполненные болью глаза людей.

- Почему именно эта музыка открывает спектакль, такая тревожная, громкая?

- Музыка - привычная нам. Мы забываем о том, что на протяжении многих лет каждый вечер вжимаемся в кресло под начальные аккорды этой музыки, и почему-то не задумываемся, отчего звучит именно она, считаем это традиционной исторической средой.

Да, музыка отражает время, но почему нам не приходит в голову мысль, что совсем необязательно пугать этой музыкой человека, тем более что дальше в программе будет достаточно рассказано пугающего.

- Как воспринимают спектакль за границей, ведь все-таки между странами масса различий, другой юмор, другие социальные сложности?

- Да, они другие, но это неважно, каждый ведь примеряет ситуацию на себя, не просто видит на сцене простую русскую девочку, которой сострадает, но сострадает и себе тоже. В каждой стране, где шел спектакль, подходили люди и говорили: "Это про нас". Везде есть униженные, недовольные, счастливые и несчастливые в любви, богатые и бедные - это общечеловеческие вещи, понятные всем.

Вообще же мы стремимся вызвать у зрителя чувство ужаса от того, что происходит на сцене, чувство памяти исторической трагичности. Мне кажется, их сейчас катастрофически не хватает и нам в России, и всему миру. Может, поэтому и происходит сегодня то, что происходит: терроризм, взрывы, войны... Нам настолько хочется поскорее обо всем этом забыть и начать быть оптимистами. Конечно, это больше свойственно России, но и мир должен задуматься.

Сейчас нам показали новый уровень беззащитности - взрывы самолетов в Нью-Йорке. Какой тут может быть оптимизм? Надо понимать, что это не зря, что человек для чего-то живет, ощущать ужас от того, что происходит, и видеть, как это связывается. Мы ужасаемся тому, что происходит сегодня с Америкой и Афганистаном, и забываем о том, что в свое время свергли в Афганистане правительство и дали тем самым ход последующим событиям, принесшим столько горя многим людям.

Вообще каждая страна всегда плохо помнит о своем участии в тех или иных трагических событиях и забывает свою долю вины. А об этой доле вины должен помнить каждый человек.

История все равно сильнее и ее не изменишь за десять лет, но и забывать ее нельзя - это обязательно скажется в будущем.

Наш спектакль "Звезды на утреннем небе", мне думается, и об этом тоже. И слова Льва Толстого из романа "Воскресение": "... Если признать, что что бы то ни было важнее чувства человеколюбия хоть на один час и хоть в каком-нибудь одном, исключительном случае, то нет преступления, которое нельзя было бы совершать над людьми, не считая себя виноватым", - открывающие программку к спектаклю, взяты не случайно.

Светлана СЕВАСТЬЯНОВА.

Читателей: 3141

Прошлые новости:

20.05.2018

Музыка    Видео    Отчеты    Пресса    Книги   




© 2006-2017 ottodix.ru