Творчество

Музыка    Видео    Отчеты    Пресса    Книги   



12. Великий сказ о великом походе. Или наш первый крупный тур. (30 октября 2006 - 26 января 2007)

Великий сказ о великом походе. Или наш первый крупный тур.

(30 октября 2006 - 26 января 2007)

 

 

Уф… Вот и кончился тур в поддержку «Города», я немного отдохнул и засел за отчёт. Напишу всё в одном. Итак, поехали!

 

Москва. Как много в этом…

 

Итак, несчастный альбом «Город» был, наконец, домучан, с драками, криками, матами и недосказанностями утвердили дизайн альбома, на который вошли фотографии города Амурска, изменённые до неузнаваемости. И поехали презентовать оный в Москву. Прихватив некоторое количество выпущенных специально к моменту книжек «Город», в которых содержались рассказы Слипа, меня и одного нашего хорошего знакомого.

Переночевали мы у нашего московского друга. Так как он здорово разболелся, мы добирались до него своим ходом, ориентируясь на информацию о том, что «там ещё храм есть». Прибыв к месту будущей ночной дислокации, мы созвонились с этим товарищем и попытались выяснить, к какому же из подъездов этого жилмассива нам надо приблизиться. Товарищ вышел нас встречать. Но дело было поздним вечером, и мы, ориентируясь исключительно на крики «Да сюда идите!» облазили весь дворик. И только какие-то добрые люди указали верное направление, сказав при этом «Он там уже матом орёт». В общем, перебудили мы, вероятно, много народу… Но худо-бедно добрались до хаты, задушевно провели вечер за рюмочкой чаю.

Утром меня понесло в ближайший магазин и вообще «пробило» похозяйничать. Каждый борется со стрессом по-своему. Драу, например – сразу начинает убираться или готовить. Или и то, и другое сразу или последовательно. Как вам картинка – «антихрист» в «рэпперских» джинсах, на чужой кухне, с полотенцем на плече, в одиночестве протирающий глубокую старомодную сковородку и задумчиво глядящий в окно на храм, который со всех сторон зажали типовые коробки высоток… И тишина…

Итак, подошло наше время. Попрощавшись с гостеприимным хозяином, мы поехали в клуб. Нас стращали, что клуб «Точка» находится в таких дебрях, что живым оттуда ночью не уйдёшь. Однако всё оказалось не так мрЯчно.

«Точка» поразила нас своими размерами. Вероятно, когда-то это было что-то вроде кинотеатра. Огромное несколько-ярусное помещение с огромной сценой. Чрезвычайно готичная новогодняя йолка молча стояла в углу рядом со сценой и стыдливо переливалась разноцветными огоньками.

Гримёрка – это отдельная песня. Там же жить можно! Там присутствовал санузел, душ, небольшая кандейка с вешалками и ещё одна дверь, оставшаяся для пытливого моего мозга загадкой, так как оказалась заперта. В углу стоял массивный деревянный стул, напоминающий скорее трон. По началу всё было прекрасно, мы наслаждались тишиной и простором.

Но потом нагрянули участники двух других групп, которые должны были выступать в тот же вечер. И участники про-немецкого шуточно-стебательно-военно-патриотического дуэта DBS просто ЗОХАВАЛИ НАМ МОСХ! Сначала вывихнули, а потом зохавали. Перед поездкой я ознакомился с выложенными в сети дэмо как их, так и второй группы, FATAL AIM, чтобы быть, так сказать, в курсе. И «унд монокль» прочно въелось в память.

Некоторое время ребята из обеих, как мне показалось, нас побаивались. Как потом они же признались, мы показались им чрезмерно пафосными. Но потом с «немцами» мы нашли общий язык, полапав монокли, галифе и стеки друг друга. Они поведали нам, что на самом деле их группа – не дуэт, трио, но третий участник, известный под именем Герр Майор, скрывается, приезжает к ним по ночам на танке и привозит тексты. А ещё он не любит, когда смеются над его усами… Запомнились два ДБСовских перла:

- Это чей тут сценический имидж валяется? *это про мой пистолет*

и:

- А у тебя голос называется контр-сопрано?

Я поправляю – контр-тенор. ДБСовцы переглядываются друг с другом, и далее привожу их диалог, как запомнил:

- А откуда ты взял, что контр-сопрано?

- А не контр-сопрано?

- Неа.

- Значит, мы с тобой идиоты.

Обе группы выступили с той или иной степенью успешности, и мне стало стыдно за зрителей, которые в довольно грубой форме выразили своё недовольство выступлением FATAL AIM. DBS предложили расстрелять нахалов пластиковыми пульками насмерть.

Как выступили мы, пусть судит публика. Скажу лишь, что один раз микрофон совершенно нечаянно выключился, и люди в первых рядах сообщили позднее, что без микрофона я звучу даже лучше.

После выступления нам сообщили также, что один из охранников, стороживших гримёрку, сказал: «Господи, когда это кончится?! Я сейчас пойду вскроюсь!» Однако он всё-таки выжил.

Была также небольшая накладочка с дымом. Я попросил осветителей подать дым на песню «Виртуальная любовь», так как во время её исполнения я буду в лазерных перчатках и очках со светодиодом. Но какая по счёту песня – я не помнил! И сообщил – в общем, как только надену на лицо очки такие массивные чёрные, так дым и пускайте. Однако я не учёл, что издалека осветители могут и не разглядеть, что ж я там напялил. В результате дым они подавали каждый раз, когда я ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ надевал на голову или лицо. Пару раз надежда российского дарквейва едва не навернулась со сцены в толпу.

Кстати, о толпе.

Публика поразила разнообразием форм и расцветок. Лично я запомнил бродивших в толпе «токсическую невесту» - девушку в платье из чего-то наподобие фольги, даму в роскошном викторианском платье, кажется, из чёрного шёлка, и пару юношей весьма интересной наружности, одного практически голого, в хаотично размещённых на теле латексных тряпочкам, а второго – в камзоле. Было как-то странно и необычно, когда подходили люди и вежливо просили сфотографироваться с ними. Товарищи, да мы, никак, звёзды! Вотэтда!

После концерта мы со Слипом расположились за столиком на втором ярусе дабы перекусить. Но моё внимание привлёк большой монитор. На котором крутились всяческие шварцсценовские концерты и клипы.

Мы постепенно передислоцировались в гримёрку.

Туда влетела половина  DBS и ещё какой-то товарищ, и они стали в два голоса орать, как им понравилось, и как мы на них подействовали. Сравнили нас с Deine Lakaien. Цитата: «Ну такая группа, там ещё мужчина с причёской *далее следуют жесты руками над головой, долженствующие показать смесь ирокеза, коробки и рогов*» Конец цитаты.

Наш поезд был в 9 утра, потому мы решили переночевать в клубе. Остальные музыканты уехали, и гримёрка оказалась в нашем полном владении. Голову я помыл в умывальнике. Я ещё и не так изогнуться могу! Потом мы решили поспать немного, хотя в грохоте танцпола это было сделать не так-то легко… Кто там назвал нас богами? Посмотрели бы они на это, как говорят анимэшники, кавайство – как божественные «Отто Диксы» мирно посапывают на лавочках, завернувшись в куртки. Пришедшая уборщица участливо выключила нам свет. Под утро пришла одна из работниц клуба и, оглядев гримёрку, с чувством сказала: «Господи, как же после готиков чисто! Не то что после панков!»

Но как бы то ни было, нам пришлось выдвигаться.

Итогом нашей презентации стала продажа 56-ти дисков и даже целых 3-х или 4-х книг! Ну, последнее и понятно, народ ещё не привык к факту, что мы ещё и пишем. Пишем-пишем, готовьтесь потихоньку! Грядёт новая книжка Михаэля Драу.

Вернувшись в Питер, мы попали почти сразу же в Новый год. Всех, как говорится, с!

 

Петра творенье

 

Нужно сказать, что ещё на Дальнем Востоке, во время одной из пати во Владивостоке мы обнаружили там самый настоящий европейский синти-поп. Товарища зовут Романом Рэйном. Ох, как мы его долго уламывали и уговаривали вырваться с Приморья, в котором он достиг уже всего, чего только можно было достигнуть с тамошними возможностями. И, наконец, уломали. Рэйн встретил с нами Новый год и стал готовиться к своему дебютному выступлению в Питере.

Описание подготовки уже не кажутся интересными даже мне самому. Всё-таки, за полгода мы уже обжились и привыкли. Обрутинились, так сказать…

Рейн мандражировал в гримёрке «Рэд клаба» так, что даже я начал нервничать. Потом подтянулась группа «Лики Богов», развернула несколько тюков с костюмами, масками и прочими девайсами, стало людно и шумно. Во время своего выступления ребята напустили столько дыму, что даже в гримёрке находиться стало опасно для здоровья. Я тщетно пытался найти безопасное место. В укромных уголках клуба было накурено, а не в укромных – очень шумно от шаманской кибернетики «Ликов», людно и трогательно – в том смысле, что меня трогали. В результате я сиротливо примостился у стеночки рядом с входной дверью и замаскировался под ветошь.

Но вот «Лики» покинули сцену, и настала очередь Рэйна. Так как никто из его группы не смог приехать, помогать ему во время выступления взялся Слип – попереключать треки на ноутбуке, последить за звуком, сыграть кой-какие соло на синтезаторе.

Я же решил выступить моральной поддержкой и вышел в зал. Несколько знакомых, узревших на сцене Слипа, с недоумением поглядывали на меня, вероятно, не вполне понимая, а я-то что делаю тут? Но затем Рэйн начал петь.

Публика поначалу, вероятно, была немного оглушена «Ликами Богов», но под конец выступления уже даже подпевала Рэйну и пританцовывала. В общем, искреннее моё ему ура. На самом деле я волновался не меньше его. В поддержку Рэйна выступил также наш (то есть, как вы помните, свой собственный) Витольд, исполнивший под музыку небольшую миниатюру с фонарём.

Настала и наша очередь. Не в силах сдерживать распирающую за Дальний Восток гордость, я сказал:

- Ну как вам Владивосток? А сейчас вам будет Хабаровск.

Во время выступления произошло несколько забавных моментов. Во-первых, я запутался в чуть разорвавшейся подкладке собственного плаща, и мне пришлось оторвать кусок, так как рука не влезала в рукав. Во время перерыва между песнями в зале кто-то истошно заорал без причины. «Вызовите скорую, человеку плохо» - не преминул я блЯснуть чувством отшибленного у меня юмора. Ну и ещё меня напугал какой-то парень в первом ряду, когда во время исполнения песни «Болезнь» я стал обходить толпу и приставлять пистолет ко лбу тех, кто попадётся под горячую руку. Когда попался этот парень, он зажмурился и дёрнулся так, будто у меня в руке был настоящий огнестрел. Может, просто не ожидал?

После выступления к нам подошли два типуса около-гоповской наружности и восторженно стали вещать, что они – тоже с Дальнего Востока, и что они очень рады наблюдать земляков в этом клубе. Оказалось, что они даже знают Рэйна. Так вот кто орал «Рома, жги!».

Жечь, кстати, Рэйну не разрешили – у него есть трюк с выдуванием огня, но в «Рэде» то ли потолки оказались слишком низкими, то ли что… В общем, трюк продемонстрирован не был.

Результатом нашей питерской презентации стало то, что диски (и немного «Эго» тоже) скупили в первые 15 минут вечеринки. Книжки шли туговато…

Но что самое ужасное – диски у нас попросту кончились, а ведь нам предстояло объехать столько городов, и везде удовлетворить желание зрителей и слушателей прикоснуться к прекрасному, то есть, к коробочке с «Городом».

Да-да, я знаю, я не страдаю излишней ложной скромностью.

 

Работаем в усиленном режиме

 

Диски, тем не менее, нам выслали. Сердобольные сотрудники лейбла, вероятно, хотели как лучше, то есть, предоставить диски как можно раньше. Но не настолько же! В общем, диски нашему боссу-манагеру пришлось встречать из Москвы в 4 часа утра…

Итак, предстояла просто «аццкая» поездочка. Режим был примерно следующим: утром приезжаем, вечером концерт, ночью уезжаем. И так три города подряд! Бедная моя Эрнестина, оставалась так надолго без папочки! Однако мне пообещали, что животное будет в лучшем виде.

Мы запаслись терпением и выдвинулись.

1. Рязань 12 января 2007. Арт-клуб «Планетарий»

В Рязани нас встретила дама весьма готишной наружности, и отвезла на квартиру, где был кот. Животное подросткового возраста звали Волком, оно носило ошейник и при каждой удобной попытке пыталось сожрать наушники от слипового плейера. А когда я свалился вздремнуть за шкафом, который отделял от основной комнаты небольшой тёмный закуток, то Волк пришёл ко мне и улёгся в ногах. Но я об этом не знал, потому, проснувшись и потянувшись, вмял котёнка в диван, за что получил укус и жалобный мяф. И едва не получил инфаркт миокарда и фибрилляцию желудочков…

Клуб «Планетарий», или как его называли местные, «план» был, как нам показалось, даже больше «Точки». Однако гримёрка отсутствовала вообще, и накладывать грим мне пришлось просто в спартанских условиях какой-то подсобки. Кроме того, холод там был неимоверный. И вообще, как нам сообщили, это был кинотеатр когда-то.

Народу было мало по сравнению с Москвой и Питером. Что ж, сам город тоже не мегаполис. Однако, как нам сообщили организаторы после концерта, такого количества дисков ещё ни на одном концерте не продавалось. К чести рязанцев стоит сказать, что они купили столько же книг, сколько Москва и Питер.

Смывать грим меня поволокли к одному знакомому кого-то из рязанцев.

- Вы только не пугайтесь… - виновато проговорил этот самый рязанец маме своего знакомого, когда я переступил порог во всё своём гриме… Мама отмахнулась и сказала с улыбкой – «Да ладно, что уж!» Зато то ли сестра, то ли девушка знакомого приостановилась и сказала «Ой».

Голову домыл практически набегу, и на таком же бегу мы покинули Рязань. Обнаружив в Саратове, что мои кибер-очки благополучно оказались забыты в предыдущем городе.

2. Саратов 13 января 2007. Magic Club

Саратов не забуду никогда! Все радости жизни сразу! Во-первых, сперва мы доехали до Пензы (где нас приятно удивили цены в вокзальном буфете и где мы задушевно пообщались со встречавшим нас юношей, который мне напомнил Роберта Поллиха из Skorbut’a, только без бородки. Даже линия роста волос такая же… Так, об чём это я?) Итак, с Пензы до Саратова мы ехали на автобусе.

Когда-то таким же образом мы ездили из Хабаровска в Амурск. Шесть часов в полускрюченном состоянии, придавленный миди-клавиатурой и спящим Слипом, я постепенно начал страдать от боли в желудке. Из всей поездки кроме этой боли запомнился также дедок, влезший в автобус в Пензе и начавший попытки продать газету под названием «Трудовая Россия» или что-то в этом роде, рекламируя издания репликами в стиле «Сколько наворовал господин Путин» и «куда идут наши деньги», а также запомнился микро-городок Петровск, ухоженный, чистенький, низенький, малолюдный, с любовно почищенной скульптурой «Серп и Молот» на углу двух улиц.

И вот, наконец, выковырялись мы из автобуса в Саратове. Я ринулся в аптеку. И именно там понял, что с городом что-то не так. Либо я уже привык к культурному Питеру. Люди были шумными, лезли едва ли не на голову. В общем, ощущалось какая-то…АТМОСФЕРА, до боли знакомая по Хабаровску. И то, всё-таки наш родной город не казался таким нахальным в общей своей массе. Выйдя из аптеки, я пронаблюдал картину – два милиционера скручивали здорового великовозрастного детину, пьяного в дым и орущего «Напилася я пьяна, не дойду я до дому». Как будто не заметно…

Итак, я наелся но-шпы, боль слегка отпустила. Но сложности продолжились. До отеля нас везли на автобусе. Славтебегосподи, что он в этот час был практически пустым.

То, что называлось, отелем, вероятно, не так давно было банальной общагой. Бумажка рядом с лифтом «Больше трёх человек не входить». Туалет и душ – общие, на весь этаж, вне номера. В самом номере стены, крашенные в казённо-советский салатный цвет. И ХОЛОДИЛЬНИК. Нам сообщили, что в этом же номере в своё время жили Melotron. Наверное, немцы фотографировали тот незабвенный ХОЛОДИЛЬНИК как чудо российской истории себе на память…

Дальше больше. В клуб нас ПОВЕЛИ. Со всеми нашими сумками. С дороги. С междугороднего автобуса. Пешочком. Тут недалеко. Кажется, я посмотрел всю центральную улицу…

Но мой левый глаз начал потихоньку нервно дёргаться, когда я увидел…эм…КЛУБ. ХОЛОДИЛЬНИК померк сразу же.

Как нам сообщили организаторы, это был когда-то склад. Мол, а раньше зато вообще ничего не было, вот хотя бы так готикам есть место для сборищ. Что ж, это похвально. Кроме того, если вспомнить, что хабаровским готикам из клуба «Морион» приходилось ютиться вообще в самом настоящем подвале, да не просто подвале, а подвале военно-патриотического воспитательного центра, то есть повод даже позавидовать саратовцам…

Итак, здание имело два этажа, но каждый этаж по отдельности представлял столь микроскопическое пространство, что развернуться было сложно. Одна радость – народу было в районе сотни, и все более-менее уместились.

Зал со сценой представлял собой квадратное помещение размерами, скажем, 5 на 5 на2 метра. Сцена (то есть, порожек) высотой где-то 15-20 смв ширину была меньше моего шага. Из техрайдера не было выполнено ничего. Ни двойной стойки под клавишные (ноут пришлось установить на столе), ни радио-микрофона (на наш недоумённый вопрос «А где же..?» был дан ответ, внимание, цитата, опуская нецензурщину «Тебе тут не Кремлёвский зал»). Гримёрка… Хе. А что такое гримёрка? Краситься мне пришлось в подсобке за барной стойкой, стоя едва ли не на одной ноге, так как кругом стояли ящики и коробки с пивом и соками.

Качество эм… скажем так, ЗВУКА даже у нас дома на колонках по-моему, было лучше. Нет, ну я понимаю, помещение маленькое, слишком громкого звука не нужно, но при чём тут ГРОМКОСТЬ? Я говорю о качестве.

Звукорежиссёр постоянно делал микрофон потише, то ли для того, чтобы тот не «заводился», то ли чёрт его знает по какой причине. Танцевать особенно не получилось. Два шага влево, два шага вправо – вот и всё пространство для манёвра. Зрителей от исполнителей отгородили цепью. Я чувствовал себя, чесслово, как живность в зоопарке. Толпа переминающихся с ноги на ноги, скрестивших руки на груди людей пристально и оценивающе смотрела на меня. И то и дело отпускала реплики, комментарии и шуточки, любовно напомнившие мне о гопниках славного дальневосточного стольного града Хабаровска. Наша целевая аудитория сиротливо жалась к стеночкам и получала удовольствие издалека.

Но совсем всё плохо, конечно же. Не было. Мелкие пакости судьбы и недочёты организации с лихвой перекрыло общение с Ринго – звукорежиссёром и вообще особой, приближенной к Das Ich.

Он был проездом через Саратов в Уфу. И вроде как специально для того, чтобы собрать материал для фильма Бруно Крамма о готах всего мира.

Как бы то ни было, бедный немец был напуган мною. Я спросил его – «а что значила ваша фраза «Они нас зае*ут» на русском языке? В Екатеринбурге?» Ринго нервно улыбнулся, немного прижался к стене и настороженно спросил – «А откуда ты про это знаешь?» Ооо… А вы, товарищи немцы, про наше КГБ не слыхали? Хех. Ну в общем, не важно, откуда я узнал про эту фразу.

Ринго взял у нас интервью, и если не обманет, то оно должно появиться в том самом документальном фильме о готах. И это было самым приятным событием за вечер.

Интервью (с довольно интересными вопросами) у меня брал и ещё один человек, ссылку можно найти на нашем форуме.

А в целом, конечно, Саратов не оставил о  себе слишком радужных воспоминаний. То у меня выклянчивали мой перстень-коготь на память, то пытались дать советы по части актёрского мастерства, то откровенно нахамили. На Слипе ровным слоем повисли девушки, и ему пришлось убежать и спрятаться… на улице. Потому что больше было негде.

Отдельное «батюшки» - это звукореж, тот самый, который сообщил нам, что мы не в Кремлёвском зале выступать будем. Перлы дядюшка выдавал исправно. Из того, что запомнилось:

1)      Слип заходит в туалет, а дядюшка стоит перед писсуаром. Повернулся к Слипу и говорит: «Не боись, проходи. Солдат ребёнка не обидит»

2)      Ринго устанавливает свет для съёмки, стоит на лестнице, наклонившись. Дядюшка выходит из бара, видит задницу и выдаёт: «Слышь, мужик, не стой так, привыкнешь!» «Это же немец!» – зашипел на него организатор, и дядюшка ретировался. Ринго благополучно ничего не понял.

3)      Дядюшка продирается сквозь плотную толпу готов и говорит: «Пропустите, пропустите женщину с ребёнком!»

В общем, повеселились.

Вы думаете, всё это было страшно? Мне потом рассказали, какой ужас пережили в Саратове Das Ich. На сцене, ещё меньше нашей, им нужно было уместиться втроём, Штэфану пихали деньги в трусы, на сцену лезли нетрезвые женщины нетяжёлого поведения, Бруно облизали всего с головы до ног. В общем, нам ещё повезло! Славтебегосподи! Драу перекрестился. Ну нельзя же так некультурно себя вести, товарищи саратовцы!

3. Самара 14 января 2007. Клуб «Эльф»

В Самаре мы перевели часы на час вперёд. Восток всё ближе и ближе… 

Организация была всё-таки в чём-то лучше. С вокзала нас увезли на машине, поселили в специально снятую очень уютную квартирку, притащили еды. И даже предоставили носки Слипу. В квартире был даже DVD-плейер, и мы пересмотрели почти весь «Комедии-клаб». И наконец-то отоспались.

На сей раз мы выступали не просто в клубе, а в гей-клубе! Тематического общения на нашу долю досталось не так уж мало. И пообщались мы весьма душевно. Даже задушевно. Меня даже просили накрасить им ноготки чёрным лаком некоторые юноши…

Клуб сам по себе представлял собой кинотеатр. Частично оборудованный под помещение для культурно-массовых мероприятий. Сцена тоже была низкой, но зато с фонарями «под старину» по периметру. Вообще, помещение напоминало советскую столовку, не до конца переделанную одновременно под современную дискотеку и под старинный трактир.

Организация самого вечера нам со Слипом очень понравилась. В начале показывали старинный фильм с Бела Лугоши в роли Дракулы, играли медленный размеренный медиэвел или этэриал. Потом пошла дискотека, на которой врубали хиты современной шварцсцены. Потом выступала кибер-группа Sensflare, в которой мне запомнились очки с синими диодами.

На время нашего выступления опять возникли неполадки со звуком – что-то там перегорело, и громкость постоянно колебалась. Из человеческого фактора запомнился товарисч, вылезший на сцену и утащивший мою библию. Библию вернула сознательная гражданка из первого ряда. За что ей большое спасибо. А ретивого товарисча согнал со сцены один из диджеев. Ещё одна гражданка предоставила мне во временное пользование плётку, коей я хлестал себя во время исполнения «Любимого немца».

А потом мы сидели с организаторами в гримёрке, и я стращал их ужасными картинами советского прошлого, надолго законсервировавшегося в Хабаровске. От истории развала, точнее, самого настоящего разгона клуба «Морион» тот самый диджей в прямом смысле бился головой об стол и причитал – «Ну такого же не может быть! Это же матёрый «Совок»!» Однако это было правдой…

По окончании всего мероприятия нам рассказали, что всё прошло не так гладко, как нам казалось – одного молодчика не могли утихомирить три охранника, и им пришлось стрелять в потолок. Теперь там дырка…

Нам повезло, никто не напал и не причинил урон здоровью. Мы уехали исключительно в благодушном настроении.

 

Беловежская пуща и Бобруйск

 

4. Минск 19 января 2007. Клуб «Арена»

В Минск мы отправились вместе с Рэйном. Втроём было ехать куда веселее.

В теперь уже другую страну мы прибыли в 4 часа ночи. Хотя, мы постоянно путались с местным временем. Может быть, и в пять…

Нас отвезли на квартиру. Первым делом Слип попросил показать ему местные деньги, любопытно было посмотреть на дизайн. Кстати, вот что интересно – местные жители всё исчисляют в долларах. Эдакий «переводчик», «мера» между рублём и… и белорусским рублём.

В квартире опять был кот. Только громадный, взрослый и спокойный. И без ошейника. Мы немедленно свалились и сделали несколько попыток уснуть. Нам с Рэйном это удалось. А вот Слип, который вообще засыпает весьма тяжко, мучался.

Под утро на эту же самую квартиру привезли украинскую ЕВМ-группу Error Genesis. Гарные хлопци привезли с собой горилку. А потом один из них храпел едва ли не в ухо Слипу, ибо нас всех свалили на одном большом-пребольшом матрасе. Кот прошёлся по мне пару раз, но в целом не докучал.

Утром нас отвезли в клуб. Как сообщили, это был бывший гей-клуб. Господа, это уже какая-то тенденция…

Помещение было оформлено вполне мило. Краситься мне пришлось в туалете, где было зеркало и проточная вода.

В это время Рэйн и Слип воевали с организаторами по поводу качества аппаратуры. Вытребовали более качественную, потому что то, что было изначально, было просто непригодно к исполнению нашей музыки. Слава богу, что радио-микрофон был.

Итак, украинские киборги и Рэйн отыграли (Рэйн всё-таки показал свой трюк с огнём), и на сцену вышли мы.

Всё прошло неплохо. Не без маленьких косячков. С осветителем поговорить так и не удалось, поэтому во время выступления меня раскрашивало во все цвета радуги вместо синего и зелёного, стробоскоп шарашил так, что у меня едва не начался приступ с роду не диагностировавшейся у меня эпилепсии, а дым едва не стал причиной того же, чего и в «Точке» - надежда российского дарквейва рисковала улететь в толпу или споткнуться об микрофонную стойку. На первой же песне у Слипа заглючила то ли карточка, то ли миди-клавиатура. В результате пришлось перезагружать ноут. А я тянул время, исполняя «Авэ Марию» Каччини. Но всё же мы отыграли неплохо. Народ требовал «Любимого немца».

Имели место и маленькие забавности. Когда Слип с Рэйном сидели у бара, к ним подошла девушка, сказала Рэйну: «Вы так хорошо выступили. А можно взять у вас соломинку?» получив разрешение, сцапала из коктейля Рэйна соломинку и ретировалась.

Ещё какая-то девочка подходила то и дело к столику, на котором были выложены для продажи диски, открывала диск, любовалась на календарик (то есть, на Слипа на этом календарике), со вздохом убирала календарик обратно в коробочку с диском и уходила. И так несколько раз.

Мы пообщались в гримёрке с гарными хлопцами, послушали душещипательные истории педагога, работавшего с… казахами-хоккеистами. В общем, неплохо провели время.

Раздав автографы и поработав фоном для желающих сфотографироваться, мы отправились на квартиру, которую для нас троих организаторы сняли отдельно.

По дороге они рассказали нам забавные подробности – оказывается, снять квартиру было очень сложно. Хозяева отказывались сразу же, как только узнавали, что на ночь в квартире останутся три музыканта. Мол, это же погром, пьянство и блядки. Мы, чтобы не разочаровывать хозяев, стали распределять обязанности – кто бьёт стёкла, кто тащит с вокзала шлюх, кто блюёт и гадит по углам. Но, к сожалению, ничего из этого не успели. Только культурно выкупались и покушали.

Утром за нами приехали организаторы. Мы собрались, дабы отвезти вещи в камеру хранения и немного погулять по Минску. Организаторы вызвали хозяина, и когда тот явился, они кивнули в нашу сторону и сказали:

- Вот видите, и совсем даже не чурки.

Я подумал – а ведь окажись на нашем месте Deine Lakaien, они бы в этом случае не отмазались… Да простятся мне подобные мысли!

Итак, мы вышли и пошли пешочком.

Представляете, у них есть СОЛНЦЕ! И СНЕГ! Правда, на момент написания мною этого отчёта снег выпал и в Питере тоже. Но до этого момента мы, коренные дальневосточники, изнывали от затянувшейся осени, которая формально считается зимой…

Минск – чрезвычайно чистый и опрятный город, и вообще, пока мы гуляли, сложилось впечатление, что мы где-то в Европе. Католические костелы, да и просто архитектура. Атмосфера… Забавно было читать вывески на белорусском языке. Вроде бы по-русски, но как будто намеренно искажено написание. Превед от падонкаф. Кстати, мы нашли табличку с «вул. Бобруйской» и сфотографировались на её фоне. Покатались в метро. «Истарожно, двэры зачипляюца». Кругом «падоначий языГ»! Но при этом все говорят по-русски. А цены называют в долларах. Нам многое понарассказали про местный политический строй. Я почувствовал себя американцем в Советском Союзе, блин…

Очень мило посидели в кафешке. Я позарился на вкусно пахнущий глинтвейн, коий на вкус оказался сущей гадостью. Растворённая, то есть, расплавленная в нём шоколадка мало помогла беде, да ещё и ухудшила вид напитка…

На закуску, когда мы уезжали, мне сообщили, что в Минске уже на деньги спорят о моей половой принадлежности. Так держать, господа товарищи! Уже даже не смешно…

 

И вновь Москва. Как много в этом…

 

Итак, 26 января мы должны были поставить точку в нашем туре. Признаться, к туру выступление в «RELAX’e» не относилось. Но почему-то так получилось, что это стало последним выступлением тура.

Приехали мы в Москву посреди ночи, нас отвезли на квартиру к одной нашей интернет-знакомой. Меня выманили на кухню блинами со сметанкой. Мило побеседовав с гостеприимной хозяйкой, мы расположились на ночлег.

А утром начался форменный бедлам!

Приехали украинцы – диджей Селан с друзьями. И привезли ОПЯТЬ ГОРИЛКУ!

Слип парой часов ранее попытался съездить на вокзал и поменять билеты на более позднее время – ибо мы бы тогда попросту не успевали на вокзал с концерта. Поменять не удалось. Попасть в подъезд на кодовом замке тоже. И Слип полчаса кидал в окно снежки, намекая на своё возвращение. До нас дошло, что это именно снежки, а не «соседи сверху чистят балкон», только тогда, когда обратили внимание на стекло – оно было всё именно в СНЕЖКАХ.

Итак, мы выдвинулись. Об отсутствии гримёрки меня предупредили сразу, так что я уже ничего не боялся и ничему не удивлялся. «Релакс» представлял собой такие катакомбы, что бродить по нему было одно удовольствие. Особенно понравились лавочки в нишах – очень укромное местечко…

И ещё. Нам сообщили, что когда-то «Релакс» был гей-клубом. Да что ж это такое в самом деле, товарищи?! Может, нам лучше сразу выступить в «Трёх Обезьянах»?!

Итак, отстроившись, мы отправились прогуляться и перекусить – всё равно до 10 вечера в клубе шла метал-пати. Когда мы вернувшись в клуб, группы уже доигрывали. Запомнились «Рогатые Трупоеды» и «Иеронимус Босх», причём, из-за названий. Трупоеды, да ещё и Рогатые, просто смешно звучат, а Босхом я когда-то хотел назвать нашу группу.

Итак, схоронившись в гримёрке, мы стали готовиться. В полутёмном помещении народу было очень много, а места очень мало, но я с горем пополам сумел накраситься. Потом нам сообщили, что прибыло телевидение. ТНТ для передачи «Очевидное-невероятное». У нас взяли интервью о городах-призраках и прочем сходном. К сожалению, мы так и не увидели этого, так как телевизора не имеем. Интервью, кстати, у нас брали в машине, так как в «Релаксе» сложно было найти тихое и пригодное для интервью место. Возвращаясь обратно в клуб, я напугал каких-то залётных немцев (вероятно, ребята приехали поколбасить с русскими друзьями). Одно из немецкоязычных созданий прошло мимо меня на улицу, глядя себе под ноги, а второе столкнулось со мной в полном гриме лицом к лицу. Замерло, вытянулось в струнку и сказало «оу». Я указал на него пальцем и требовательно спросил: «Фром Джёрмани?» «ЙЕСЬ» - ответило создание и моргнуло круглыми голубыми глазами. «Ай лав ё кантри» - улыбнулся я и пошёл дальше.

Когда мы протискивались в гримёрку мимо очереди из металлистов, в нашу сторону отпускались шуточки. Ах, это милое извечное противостояние «готов» и «металлоидов»! Знали бы брутальные волосатые металлисты, как я нежно их обожаю! Хе-хе-хе…

Итак, организаторы усадили меня живой рекламой за столик с дисками. Народ начал подходить, покупать, брать автографы. Хитрый Слип не покидал гримёрку. А мне подсунули листок, на котором было помещено изображение безопасной бритвы и надпись, что-то в этом роде «Дарагой, покупай жопобрейка! С инструкцией на азербайджанском языке!» и попросили расписаться. Я и ответил «Жопобрейки – злоооо! Они портят мужскую красоту, сющай, да!» чем вызвал восторг искромётных дам, предлагавших в тот вечер жопобрейки всем без исключения. Даже дамам…

Кроме того, я причинил вред здоровью – и совершенно нечаянно! – одному пораненному готику, которому пожал руку. С чувством так пожал. А готик просто не понял до конца, что я сказал ему «Давай лапу», ну, мол, предлагаю пожать друг другу руки. Он и протянул мне свою пораненную, в гипсе. Да ещё, как он сообщил, один из пальцев был ампутирован, вот пришить успели. А я ему пожал. Да крепко так… Ужасно стыдно!

Однако вскоре мне надоело сидеть за дисками, и я пошёл с одной знакомой в тихое место – на те самые скамейки в нишах. Мило побеседовали какое-то время.

И тут до меня дошло, что мы же успели поменяться с группой С_File, так как иначе опоздали бы на поезд. И сейчас должны выступать МЫ! Я рванулся обратно в зал, столкнувшись по дороге с разъярённым Слипом. Оказывается, выступать мы должны ужё 15 минут как… Организатор уже успел и анекдоты толпе порассказывать, и звали меня, как Снегурочку, и Слип уже соло играл…

В результате – ах, меа кульпа! – нам пришлось резать программу просто на ходу. Но в любом случае, нам всё равно пришлось бы лететь на вокзал просто на крыльях. Однако нам предоставил свои четыре колеса (то есть, четыре колеса своей машины) лидер Plague Project, и мы влетели со Слипом в поезд, не успев толком ни поболтать с народом, ни попрощаться со знакомыми. А я снимал грим вообще уже в вагоне… И вот сейчас до меня резко дошло, где же я забыл молочко для снятия макияжа…

 

Однако общим выводом может быть вот что:

МЫ ЭТО СДЕЛАЛИ! Мы побывали в своём первом настоящем туре! И даже зацепили немножко ближнего, но зарубежья. Конечно же, жутко устали, но положительных впечатлений осталось гораздо больше.

 

Вечно не ваш, Драу.

Читателей: 4817

Ваши комментарии

Имя или ник
Электропочта



DKORO   †   27.08.2012

Искренне посмеялась с "«Истарожно, двэры зачипляюца». =) Как бы это теперь не хихикать, когда в метро ездить буду...


Мрачный котенок   †   19.01.2012

Вы уж извините за наш город, даже и не ожидала что все у нас тут настолько чумовые люди. Печально, что остались о нем не лучшие воспоминания.



Музыка    Видео    Отчеты    Пресса    Книги   


Партнёры:



© 2006-2017 ottodix.ru