Творчество

Музыка    Видео    Отчеты    Пресса    Книги   



16. Южный тур (27 августа-9 сентября 2007)

Южный тур «Отто Дикс»
(27 августа – 9 сентября)

М-да, как много времени прошло, что многого уже не вспомнить…
Склероз простителен – ибо пишу спустя практически полгода.
Поехали!

1.    Севастополь, кинотеатр «Севастополь» (31 августа)


Помнится, по просьбе Слипа наш буккер «срастил» в Севастополе несколько дней до концерта. Чтобы мы отдохнули, выкупались в море ну и всё такое.
В результате приехали мы в Севастополь за четыре дня до концерта. И вроде бы всё прекрасно…
Но поселили нас в жилую квартиру – то есть, тут же обитала мать со своим сыном лет десяти. Нам, конечно, выделили отдельную на троих комнату, но планировка экзотичной южной квартиры была такова, что в любую её точку можно было попасть из любой точки – куча дверей, «окружных» коридоров, окна, ведущие из ванной на лоджию, и так далее. Когда хозяйка показывала нам ванную, сетуя на то, что горячую воду опять отключили, внезапно я заметил какое-то шевеление за спиной, аккурат в узком, но всё же ничем не закрытом и даже не закрашенном окне. Очень такое удобное окно – то ли для вентиляции, то ли для созерцания лоджии из ванной (или моющегося в ванной с той самой лоджии). Так вот, шевеление. Хозяйка оглянулась и прикрикнула на сына – а ну не подглядывай! И я понял, что в таких условиях мыться не буду. А ещё там не закрывался туалет и ванная. Как у Задорнова, ей-богу! «Надо держать шарфиком и орать ЗАНЯТО!».
Нужно сказать, что хозяйка в принципе вела себя довольно гостеприимно. Когда мы приехали, мне как раз было плохо. Уж не помню, по какой причине – укачало, вестимо. А может, хронические болезни дали о себе знать. В общем, я был нежно-оливкового оттенка, покачивался и присаживался на пол. Меня проводили на балкон, на котором прямо на полу было оборудовано лежбище для маленького спиногрыза. Ибо духотища и жара стояла невыносимая, и ребёнок спал прямо на свежем воздухе. Вот я и улёгся на предложенную постель, полежал некоторое время. Слип, Рейн (он путешествовал с нами) и несколько человек из организаторской команды отправились типа как бы за гранатовым соком для меня. Но не нашли (сок, кстати, продавался очень даже рядом. Ну вот не нашли. Зато хорошо погуляли) и вернулись. Я пришёл в себя, тем более что тошнота и недомогание улеглись, и я почувствовал, что неплохо было бы подкрепиться. Хозяйка подкормила нас, горемычных, а потом показала нам комнату.
Судя по всему, это была экспроприированная у ребёнка на время нашего пребывания детская. Как сейчас помню – на стене висели карты, одна – политическая, а другая – с наглядными изображениями костюмов Европы. Вы, конечно же, догадались, какие костюмы я кинулся смотреть в первую же очередь. Хе-хе-хе, разумеется, македонские! Нарисованные македонцы не просто стояли столбами, демонстрируя народные костюмы. Они были изображены, танцующими хоро – национальный македонский танец. Кроме того, рядом были нарисованы овощи – помидор, сладкий перец и ещё что-то такое славянское. Как бы даже не огурец. Судя по всему, они являются либо гордостью страны, либо основными компонентами национальных блюд. Так вот, ржалось мне долго и упорно – я представил герра Вельянова в этом наряде, танцующим хоро. (Интересно и вправду – а он умеет? Я вот вприсядку не умею, наверное, он тоже не умеет плясать хоро…)
Ночевалось в комнате тяжко – даже при открытом окне, выходящем всё на ту же лоджию, было ужасно душно и жарко.
Следующие дни Слип и Рейн изучали местность и ездили на море купаться, а я угрюмо сидел в комнатке, занятый литературным творчеством. Редактировал присланные для тогда ещё не изданного второго выпуска «Города».
Но меня всё-таки вытащили на море. В первый раз произошло спонтанно – весёлый после изрядной дозы спиртного Слип в компании с Рейном вытащили меня к какому-то небольшому заливчику, находившемуся неподалёку от места нашей дислокации. Дело было ночью. И залив не вызвал у меня большого энтузиазма своим киберпанковско-запущенным видом. Рейн сиротливо окунулся пару раз, зато Слип самозабвенно плескался в этом сомнительном водоёме, едва не пропоров ногу, поцарапавшись обо что-то и ушибив ногу о какой-то трос. Я же сидел на камешке, аки Алёнушка… Понятное дело, остался недоволен.
Но на следующий день мне всё-таки показали нормальное море. Люди из организаторской группы отвезли нас на машине на дикий пляж. Вот тут я повеселел!
Господи, я ж последний раз в море плавал-то, дай бог памяти, десять лет назад, а то и больше! А тут такая роскошь – скалы, песок, море с буйными волнами, солнце. Ах, красота! Так как плавок я не захватил, пришлось купаться голышом. А когда уплыла в неизвестном направлении моя хвостовая резинка – ещё и с распущенными волосами... Девочки, вам уже жарко? Хихихихи…
В общем, получил массу удовольствия, и настроение моё заметно поднялось по сравнению со всеми предыдущими днями.
Интересным оказался ещё и один момент в общении с хозяйкой. Судя по всему, женщина она довольно мистического склада характера (примерно, как у меня) – тоже и свечки церковные держит килограммами, и во всякие энергетики-ауры-кармы верит. И вот, когда в один из вечеров я одиноко сидел в комнате и угрюмо строчил в ноутбуке, она дала мне свечку, мол, пожги, полегчает. Я пожёг, и правда, на душе стало легче. Свечка сгорела вся, без копоти и каких-либо нагаров. И хозяйка сказала фразу, которую я до сих пор помню, и которая меня греет: «Вот видишь, как свеча сгорела? Это значит, что ты – очень чистый человек с прекрасной душой. А те, кто говорят, что ты – скотина, просто не умеют с тобой общаться!»
Вот так-то, поняли? *гордо задрал аристократичный шнобель*. Вы просто не умеете меня готовить!
Но всё хорошее когда-нибудь кончается, и вот 31 августа грянул-таки концерт. Нас отвезли на машине туда, где он должен был проходить. И глаз у меня нервенно задёргался (а может быть, он дёргался от инородного тела, угодившего мне в левый глаз во время прыганья по буйным волнам).
Так вот. Место… Нет, МЕСТО…
Это был полузаброшенный, отданный на растерзание различным нефорским мероприятиям кинотеатр "Севастополь". Кинотеатр и кинотеатр себе. С выцветшими до одного цианового слоя плакатами, с заброшенной каморкой билетёра, со столом, за которым красовалась рукописная табличка «Ремонт обуви», с примерочной ширмой, за которую я побоялся заглядывать +_+…
Зал «клуба» представлял собой большое, как и полагается в кинотеатре, помещение, посещённое людьми, наверное, впервые с новогодних праздников. Ибо в левом от входа углу всё ещё висел «дождик». В зале имелся также и бар. Да-да, бар… Правда, без слёз не взглянешь… Но, как говорил Задорнов, погодите ещё смеяться! Я скажу, когда надо будет смеяться!
Так вот. Далее. Гримёрка… То есть, место позади всё ещё натянутого пыльного экрана. Представьте себе коридор шириной метра в два и с потолками высотой где-то метров шесть или все десять (высота потолка в кинотеатре). Этот коридор был заставлен большими мешками со строительным и бытовым мусором, там же имелось раздолбанное пианино, помнящее ещё времена пионерской самодеятельности. В «гримёрку» притащили зеркало, воду, ТАЗЕГ для умывания, пластиковый стол и несколько пластиковых кресел, как в уличных кафе. Естественно, ни прилечь, ни отдохнуть было невозможно. И всё это великолепие загробно освещалось единственной «лампочкой Ильича», свисавшей откуда-то из бездонной чёрной выси невидимого потолка…
Рейн в поисках чего-то вроде спиц для своего огнеплевания наткнулся даже на чей-то лысый хвост.
Когда начался чек, то я потихоньку начал нервно похихикивать. Мониторы «эстрада» с приклеенными этикетками «Берринджер», диджейский пульт в виде компьютера и винампа, но самое главное – как потом выяснилось – это осветительные приборы и микрофон…
Пока чекался Рейн, более-менее всё работало. Даже было весело – особенно одной из барменш, которая нацепила достанный откуда-то кокошник Снегурочки и стала танцевать русские народные пляски под пение Рейна. Танцевала неплохо. Рейн даже похвалил.
А вот когда стали на нашем чеке проверять софит (единственный синий, в соответствии требованиями райдера), он сгорел. Не в смысле перегорел и погас. А именно сгорел – с дымом и пламенем. Организаторы очень расторопно приволокли какую-то длинную деревянную лестницу (не стремянку – она бы не достала до нужной высоты), двое держали, а третий вскарабкался по ступенькам и сбил горящий софит вниз, где его потушили и даже попытались реанимировать. Но попытка не увенчалась. Что делать?! Не выступать же под «дискотЭку». И вот организатор в мрачных думах принялся искать выход из положения. И нашёл. Вы бы видели это лицо! Просто «ЭВРИКА» как она есть, живая иллюстрация – когда его взгляд пал на злосчастную «лампочку Ильича».
- Вам же всё равно не надо, чтобы свет в гримёрке был во время выступления? – спросил он резонно.
В общем, вкрутили эту несчастную сороковатную лампочку внутрь погибшего софита, и софит этот положили на пол. Во время концерта, по словам Рейна, я отбрасывал весьма впечатляющие тени. Я даже почти не ржал. И даже тогда, когда приказали долго жить батарейки в радио-микрофоне. Но их весьма быстро заменили в паузе между песнями.
В общем, как говорил часто поминаемый мною Задорнов - можете начинать смеяться.
Ибо конец концерта – это ещё не конец!
Как позднее выяснилось, на концерт пришла когорта самых настоящих гопников, но бдительная охрана не пропустила их. Мол, у нас тут дресс-код и фейс-контроль (представьте себе гопника, которому сказали такие слова). После объяснения, что нужно быть хотя бы в чёрном, одна наиболее смышлёная особь заявила – а у меня кроссовки чёрные! Охранник тогда стал больше нажимать на фейс-контроль. На что особь отреагировала – хошь сказать, а еб..ом не вышел?
В общем, как удалось избежать побоища – понятия не имею! Но гопников разогнали. Не без помощи какого-то лояльно настроенного к готам их собрата.
После концерта нас с Рейном некий юноша увёз на совсем другую квартиру (нам было без разницы, вещи всё равно везли с собой), где чрезвычайно заботливая мама оного юноши принялась нас кормить.
Слип же пожелал остаться на афтерпати… То есть, на пост-концертную пьянку. Ибо какое же это «афтерпати»?!
Утром мы с Рейном, отдохнувшие, отъевшиеся и отмывшиеся, поехали на машине подъехавшего промоутера к кинотеатру, забирать отгулявшего Слипа. Говорит, хорошо погуляли. Особенно когда сторож стал выгонять на улицу под утро, и наиболее стойкие скучковались у фонтана. Где в большинстве своём заснули.
Эпилог.
Организатор спросил нас:
- Ребята, скажите честно, у вас где-нибудь ещё хуже было?
- Конечно было! – честно соврали мы.

 

2.    Киев, клуб «Бинго» (2 сентября)

Прибыли мы в столицу Самостийной в полдвенадцатого утра. Пока мы шли по улице, местное население несказанно меня удивило – люди пялились на нашу процессию как на толпу инопланетян. Хотя, ничего такого на нас надето не было. Ну, шляпа, ну галифе, ну тёмные очки…
Встречали те же, что и в предыдущий раз, но отвезли на другую квартиру. Тоже жилую. Вроде бы мать с юной дочкой. Хозяйки оказались вегетарианками, пытались потчевать нас крабовыми и фруктовыми салатиками (не спорю, чертовски вкусно! Но мало...), потому мы сами затаривались пищей. Благо, долго жить мы здесь не должны были – на следующий день уезжать.
Мой несчастный пострадавший в море глаз беспокоил меня так сильно, что я закупил всевозможные капли и заливался ими до упора, лишь бы отпустило. Но не отпускало.
На концерте даже пришлось что-то выдумать с гримом, так как надеть линзу не представлялось возможным – мгновенно прошивала жуткая боль, втыкавшаяся иглой в мозг. Потому я просто покрыл только половину головы гуашью, а вторая половина осталась природного цвета. Чёрным гримом я сровнял цвет кожи и волос, и стал чем-то напоминать негатив со снимка Призрака Оперы.
Нужно сказать, что клуб «Бинго» оказался весьма приличным заведением с хорошим звуком, высокой сценой, разнообразным светом и просторной гримёркой.
В гримёрку к нам пришли наши партнёры из журнала «Gothica», некие товарищи с интервью и некий фотограф, который клялся-божился прислать фотографии в хорошем разрешении нам на имейл, даже обменялся со мной телефонами, но так ничего и не прислал. А одну из полученных фоток я потом совершенно случайно увидел в руке Штэфана Акерманна, когда ему всучили эту фотку екатеринбургские знакомые. Хех… Интересно, где достали???
Вот что меня забавляет в киевской публике – она вяло, очень вяло покупает продукцию группы. К нам практически не подходили люди с нашими дисками и просьбами подписать. Зато подошёл тот самый человек из Таллина, которого в прошлый раз от меня буквально отогнал промоутер. В этот раз он попытался сделать то же самое, но я сам настоял на том, что дам автограф.
Итак, концерт после всех «мажорных» прелюдий начался в девять вечера.
Запомнилось, как несколько перевыполнивший спиртовую дозу промоутер упорно и настойчиво ловил машину, чтобы та отвезла нас и хозяек квартиры, где мы остановились, в эту самую квартиру.
Рейн в задумчивости следил за бегающим по обочине дороги человеком в белой рубашке и длинной чёрной юбке, и проронил:
- М-да, броня крепка и танки наши быстры…
Наутро мой несчастный глаз заплыл, опух и так болел, что я даже не смог пойти погулять по городу.
Хозяйки скормили мне какие-то антибиотики, запарили крепкую заварку для компрессов и дали почитать очень интересную, впоследствии подаренную мне книгу «Исцели себя сам». Скажем так, смесь НЛП, христианских и буддийских принципов. То ли мне помогла заварка, то ли антибиотики, то ли переосмысление моей жизни, но глаз действительно стал проходить (наверное, инородное тело просто переместилось, заняв позицию ровно по центру глаза, на стыке сомкнутых век, и не мешало больше).
С позволения хозяйки я даже поставил на компьютере музыку. И композиция Йохана свет Ван Роя, что-то про то, как каждый год примерно миллион человек сводят счёты с жизнью, поставила меня на ноги. Я переслушал новые последний альбом Раммштайн, забыто всплакнув над любимой  Amour, посмотрел наконец-то «Труп невесты».
А вечером мне преподнесли роскошный подарок, с которым я носился как с фетишем… Эмм… Собственно говоря, это и был фетиш – прикупленная на местом «Арбате» офицерская фашистская фуражка, которую впоследствии вы могли лицезреть на наших концертах. Конечно, это не оригинал, а просто новодел. Но это не делает мою любимую «нацЫ-кЭпку» менее любимой для меня!
Как говорится, что-то приятное в путешествии в Киев всё же было. О, мой бедный-бедный глаз!!!


3. Брянск, клуб «Навигатор». 4 сентября


В Брянск  мы прибывали глубокой ночью, в пятом часу. По счастью, оказалось, что именно Брянск является пограничным городом, и выходящих тут сильно не «шмонают». По крайней мере, нас не трогали. Хотя, может, и повезло…
Организаторы встретили нас на пустынном перроне и отвезли в машине на «явочную квартиру».
О счастье! Однокомнатная квартирка оказалась снята специально для нас, и в ней больше никого не жило. В квартирке имелся ЗАКРЫВАЮЩИЙСЯ (о счастье!) совмещённый сан-узел, телевизор и холодильник, забитый едой, достаточной на всё наше время пребывания – три дня. Как мало порою надо для счастья!
Однако утром нас подстерегал неприятный сюрприз. В квартиру кто-то стал весьма настойчиво ломиться. Оказалось, это хозяин квартиры – то ли алкоголик, то ли инвалид, то ли и то, и другое разом, привёл ещё одних клиентов посмотреть квартирку. Мы не открывали, позвонили организаторам, и те нас спасли.
Вот мы накайфовались за те несколько дней, что жили в Брянске! Особенно понравилось жарить по утрам яичницу с ветчиной. Хех. Слип и Рейн в выдававшиеся свободные минутки писали музыку, а я, улучив момент, когда был свободен ноутбук, редактировал всё те же будущие «Сумрачные сказки». Как сейчас помню, «Игра в призраков», «Болезнь», «Синдром города»…
Слип тоже пописывал новые рассказы, задолбав нас с Рейном вечно звучащими  Diary of Dreams. Я пообещал убить Адриана Хейтса при встрече. Хе-хе-хе… Встреча, кстати, намечается уже послезавтра от этого момента (то есть, от момента, когда я пишу сей отчёт), и что-то подсказывает мне, что герр Хейтс всё-таки выживет и продолжит радовать нас новыми творениями!
В Брянске для нас подготовили настоящую культурную программу с гулянием по городу (который показался мне какой-то странной смесью Хабаровска и чего-то ещё) а также с посещением загородной частной турбазы. Ох, вот уж где мы оттянулись!
Турбаза представляла собой частные владения, домики и прилегающую территорию. Тут вам и деревенский колорит, и сытные трапезы под открытым небом, и развлечения в виде рыбалки, стрельбы из пневматики, караоке. И даже банька, в которую меня едва ли не силой затащил Слип.
Хорошо провели время – и поговорили по душам, и поцапались, и помирились. И посмотрели, как один из организаторов едва ли не завязывал местного кота узлом, демонстрируя, что хороший кот – это хорошо воспитанный кот. Кот был на всё согласен, лишь бы дали кусочек мясного рулетика.
Когда время аренды истекло, и нам нужно было уезжать, хозяйка предложила нам в оставшееся время (пока ждали машину) совершенно бесплатно попеть караоке.
Вот мы и попели, на радость оной хозяйке, которая стояла, прислонившись к косяку, и внимала с восторженной улыбкой. Рейн исполнил что-то из репертуара 80-х, а я – «Настоящего полковника» Пугачёвой и «Странник мой» Аллегровой. Что-то потянуло, знаете ли, на романтику. Правда, в первой песне все больше ржали, чем пели, ибо Слип и Рейн подпевали басовитым хором «ах, какоооой был мужчина!» Когда мракобесие с микрофоном закончилось, хозяйка спросила у организаторов:
- Это какие-то барды, да?
- Да, что-то вроде того, - ответили организаторы уклончиво.
Итак, 7 сентября, наконец, состоялся концерт в клубе «Навигатор».
Клуб порадовал креативным оформлением и освещением. Не порадовал аппаратом. Причём, не порадовал настолько, что мы намекнули организаторам, что приём, конечно, был просто королевским, но мы всё-таки приехали работать, а не отдыхать на турбазах. И как же мы можем работать? В общем, еле как удалось решить проблему с микрофонами и колонками. И всё равно мощности не хватало.
Не хватало и народу. Да и поведение некоторых отдельных личностей весьма разочаровало. Люди, ну зачем вы так некультурно себя ведёте, люди? Ну ладно, мы. Мы и не такое видали у нас на Дальнем Востоке, уж будьте уверены! Но зачем портить настроение вашим товарищам? Хорошо, не товарищам, а пришедшим непосредственно на концерт, послушать музыку, вкусить прекрасного. Да-да, прекрасного. А не просто забурившимся в клуб.
В общем, перед сценой зачем-то выстроили небольшой помост, на который то и дело вскакивали нетрезвые личности, плясали, прыгали, трясли хайром. Либо же просто поднимались затем на сцену и жали мне руки. Я понимаю, хочется выразить респект. Но, люди, вы же не в кабаке! Разве нельзя подходить «по трезвухе» вне рабочей обстановки? Вы поймите, я не развлекаюсь, прыгая по сцене. Я там работаю. А вы мне мешаете. Мешаете, межпрочим, и вам доставлять удовольствие и нести Разумное, Тёмное, Вечное.
Апогеем невоспитанности и дикости стал какой-то Карлсон-моджахед (просто он был одет так, что одновременно напоминал и Карлсона, и моджахеда), который вспрыгнул на помост и, простите, показал голый зад ни в чём не повинным девушкам из первого ряда.
Называется, «ах, у вас тут искусство?! Вот вам грязюкой в ваше искусство! Бе-бе-бе! Мы крутые анархисты и нам на вас пох!»
А потом вы спрашиваете, почем Россия – такая, какая есть?...


На сей оптимистичной ноте – прощаюсь, но не надолго, ибо вас ожидает обширный отчёт по туру «Атомная зима».
Не ваш, Драу

Читателей: 3569

Ваши комментарии

Имя или ник
Электропочта



EwaAkimowa   †   14.07.2012

Ну люди ну, держите своё негативное мнения при себе, ладно?(относится к самому нижнему комментарию). А то как-то неприятно становится. А Михаэль как хочет так и пишет, это только его собственное дело.)


Энесса   †   30.04.2012

Ника,это не сам Драу пишет вот это все,от его имени строчат,не трать свое время,даже если и сам Драу это писал....хотя я сомневаюсь.....


hika666999565   †   29.04.2012

обязательно выписывать:не Ваш,Драу,можно подумать что Вас вот именно Вас все любят что прям до потери сознания,следите за собой,внешность нечто Слип вот он да,лучше Вас в 100000000 раз,ему можно все!!!!так что Вы следите за собой и своим поведением.



Музыка    Видео    Отчеты    Пресса    Книги   


Партнёры:



© 2006-2017 ottodix.ru