Творчество

Музыка    Видео    Отчеты    Пресса    Книги   



17. Тур «Атомная зима» (30 сентября – 17 ноября 2007)

Тур «Атомная зима»
(30 сентября – 17 ноября 2007)





1.    Вологда (30 сентября)


Итак, погрузились мы в поезд и тронулись. В смысле, тронулся поезд. Сразу же зазвучала старинная песня советских времён о некоей девушке, проживающей в «Вологде-где» в доме с резным палисадом.
Встретили нас, нужно сказать, честь по чести. Предоставили отдельную квартиру для отсыпания после поезда, подкормили, запустили в квартиру кошку, которую, впрочем, не удалось особенно потискать. Потом повезли в клуб. По дороге заехали распечатать мою «библейскую телегу» для новой программы. Если раньше я читал размышления Экклезиаста, то сейчас я решил пойти с самого начала начал. Однако не угадал с размером моей Библии, и листок с текстом пришлось складывать вчетверо, а потом разворачивать, дабы прочитать. Смотрелось весьма забавно, я думаю, да и стало причиной некоторых заминок. Кроме этого моего чисто профессионального пожелания промоутерам пришлось выполнить и небольшой «каприз звЯзды» - а именно купить мне сливок. После Брянска я на них подсел. Причём, чем жирнее, тем лучше. В результате мне купили целых две поллитры 22%-ных сливок от доброты душевной, ибо, как оказалось, группу нашу организаторы весьма любили и готовы были нас баловать. Я же, как голодное животное, не мог остановиться даже когда поплохело, и упился сливками до боли в печени (потому что 22%-ные сливки – это вам не это!), да ещё и здорово подугробил себе голос. Ибо перед выступлением нельзя пить не то что сливки, но даже нежирное молоко, даже чай с молоком. В общем, звучал я тоже не ахти. Ну что ж, сам виноват, надо иметь более сильную волю.
Впрочем, звучал я не ахти ещё и по той причине, что в заведении, которое днём функционирует как пельменная, а вечером – как клуб, нормального аппарата быть не могло по определению. Да-да, пельменная. Организаторы заранее рассыпались в извинениях и всячески прибеднялись по части «клуба». Слово «пельменная» в принципе звучало, конечно, пугающе, но в свете нашей довольно продолжительной концертной деятельности мы повидали многое, выступали даже на бывшем складе. То есть, в помещении, которое, в отличие от пельменной, вообще не приспособлено к пребыванию внутри него людей.
На поверку «клуб» оказался не так страшен, как его малевали промоутеры. Премило отделанный деревом и вообще вызывающий ностальгию по 80-м годам. Казалось, время там навеки застыло в перестроечном периоде. Но это придавало своей прелести. В гримёрке – вы представляете! – был отдельный туалет, проточная вода и зеркало. Что ещё для счастья нужно? Да ещё и при наличии целого литра 22%-ных сливок! Так что я был вполне доволен.
Однако, как я уже заметил, аппарат был просто на грани фантастики.
Особенно порадовал дибокс. Из-за неполадок с ним у нас часто виснет то звуковая карта, то синт. Пельменный дибокс не то чтоб сильно глючил. Просто у него отходил какой-то там провод, от которого зависело заземление. И он гудел. Правда, если его стукнуть, то гудеть он переставал. Предварительно зависнув. Решено было зверушку не трогать.
Микрофон. Хм… Ну, вы поняли, да? В общем, звучал я невразумительно, негромко и нечётко, так как микрофон заводился от мониторов. Рейн со своей силищей голоса ещё как-то мог пробить эту «вату», а я со своими полушёпотами и нюансами получался просто «бу-бу-бу». Потом закономерно заглючил дибокс. Я спросил, можно ли его стукнуть. Пока Слип перезагружал аппаратуру, мне в голову вдруг пришла достопамятная песенка про Вологду-гду. Слова я помнил весьма примерно, но для «потянуть время» хватило и этого. Публика приняла экспромт весьма воодушевленно, пели всем залом. Вероятно, «Вологда-гда» является негласным гимном города, и жители знают песню наизусть. Ну, мне незнание простительно, я не из Вологды-гды.
Доиграли всю программу полностью. А так как это был первый город тура, да ещё и с вентиляцией в пельменной было не очень, да ещё и 22%-ные сливки, наконец, подействовали на мою несчастную печень, то я еле как допел и уполз в гримёрку, свалившись немедленно на лавку. Рейну тоже было не очень хорошо. Афтерпати как-то нам не улыбалась. Потому мы погрузились и поехали на другую квартиру, в которой должны были переночевать и провести следующий день, отдохнуть.
Квартира располагалась на втором этаже самого настоящего двухэтажного деревянного барака. Места было очень много, много было окон и света, кроме того, окна выходили на три стороны света, и кругом были благоухающие осенние деревья. В деревянном доме было очень тепло. И ещё там был кот! Серебристо-дымчатый перс не слишком экстремального экстерьера, то есть, нос у него был на установленном природой месте, а не на лбу между глаз. Животное, к счастью, не кидалось с когтями на ноги, но гладиться тоже не давалось.
Кроме животного в квартире оказался компьютер, в котором Слип обнаружил практически полное собрание сочинений Егора Летова. Кои мне и Рейну и пришлось слушать. Правда, кое-что всё же нашло отклик в моей душе, это фраза *Сбоку надпись кирпичом – «Полный ПИ...ДЕЦ»*. Просто мою жизнь в рамочку и сию надпись сбоку…
Кроме этого в квартире имелась газовая колонка с подробной инструкцией использования (и мы очень долго и тщательно запоминали, что следует включить раньше – колонку или горячую воду). Колонка издавала страшные звуки и вообще смотрелась экзотично и внушительно – мощь конструкторской мысли советского периода во всей своей красе.
Однако мы помылись, подкормились пельменями и легли спать. Под утро по мне прогарцевал кот. Как говорится, с добрым утром.
День прошёл хорошо – Слип учился водить машину, гонял туда-сюда по грунтовой дороге перед окнами бараков, а потом нас повели на небольшую прогулку. Показали старинные храмы, где я не преминул купить свечки и освящённое масло, которым, впрочем, сейчас не пользуюсь.
Отдохнув, мы попрощались с гостеприимными хозяевами, и далее направили наши стопы нахаузэ, в Питер.


2.    Питер, клуб «Революция» (4 октября). Презентация альбома. Или пара слов о мутантах


Галопом по Европам проскочу по данному событию – уж больно привычен мне Питер, и ничего такого интересного по мою сторону сцены, в общем-то и не происходило.
Разве что решил я выпендриться – всё ж-таки презентация! И дал на форуме объявление о поиске двух девушек для шоу. Девушки нашлись совершенно случайно, практически в последний момент. Что ж, сами виноваты. Хе-хе-хе…
Костюмчики им пошила та же мастерица, что делала и мой шлем. А когда-то, помнится, я своими корявыми лапками пытался соединить вместе несколько тех же самых тряпочек, чтобы получились костюмчики для двух девочек, которые ещё в Хабаровске изображали Птиц в одноименной песне. С двумя такими масками на лице, которую я надеваю в песне «Жертвы искусства».
Нынешним «шоу-гёрлз» предстояло надеть противогазы, история появления которых в моём собственном шкафу лично для меня осталось загадкой – то ли привезли с собой из Хабаровска, то ли уже в Питере подарили. Что ж, не суть важно.
Итак. Полуголые девочки в рваных колготках и экстремальном мини, а также в противогазах, мыслились мною как мутанты, нашедшие среди радиоактивных развалин Библию. Под небольшое музыкальное интро Слипа они должны были расхаживать по сцене, вырывать друг у друга из рук эту Библию, а потом опачки! – на сцене появляюсь я, отбираю Библию, читаю традиционную вводную о Сотворении мира и восстании машин, и начинаю собственно концертную программу.
Когда девочки вышли одна за другой на сцену, в зале поднялся визг. Поговаривали, что на первую девочку подумали, будто это я. Хе-хе-хе… однако!
Моё появление тоже стало сюрпризом – ведь я выступал в новом имидже – серебряном гриме и шлеме. Концерт также ознаменовался показом клипа «Усталость металла» (правда, первые несколько секунд звука не было – что-то там не подсоединили, но потом нормализовалось), а также незапланированным выходом Рейна и исполнение им акустического «Романса».
В целом – сойдёт. Клуб тоже был неплохим – тем самым, в котором совсем недавно выступали  Das Ich. Я всё думал – маловато места на этой сценке-то! Да и как Штэфан не падает? Скользко же! Как выяснилось, не так уж скользко и не так уж мало места.
В общем, как мне кажется, было неплохо… Нам даже цифровой фотоаппарат подарили!
Только вот Библия моя пропала после концерта… правда, позже её нашёл арт-директор и вернул :)


3.    Москва, клуб «План Б» (6 октября). Восстание машин


Веселье было ещё то! Во-первых, до клуба решено было идти пешочком. Сусаниным вызвался быть наш манагер. В результате мы вымокли под дождём, замёрзли, десять раз отчаялись и хотели было ловить машину, но всё-таки дошли.
Клуб порадовал гримёркой с туалетом и даже душем, а также наличие более чем одной гримёрки – так как сильно курящие «Шмели», которые должны были выступать перед нами, имели возможность накуриться вдоволь в другой гримёрке.
Во время настройки Слип десять раз сказал, что ему нужна отдельная фаза для аппаратуры. И вроде бы настроили как надо, но так как перед нами много кто выступал, что-то там перекоммутировали, и в результате у нас по традиции начала зависать внешняя звуковуха. Я опять же по традиции пел акапеллой, хохмил про Матрицу, которая нас поимела, про восстание машин и так далее. Еле как домучались и сбежали.
Правда, вытащили нас потом для вип-автографсессии. Затащили в какой-то закуток наподобие клетки,  и через прутья решётки мне, как обезьянке, совали бумажки, на которых следовало расписываться. Были и диски, правда. А ещё мне подарили две кованые розы, которыми при небольшом усилии можно убить человека. Кроме того, надарили кучу книжек по Третьему Рейху, и прочие фетиши. Мило, спасибо… Но впереди предстоял долгий тур, и с розами пришлось помотаться по городам и весям.


4.    Иваново, клуб «Таганка» (7 октября). Город невест…


Полгода не-писания отчёта по сему знаменательному событию начисто выбили из моей головы мелочи нашего пребывания в славном Городе Невест, но кое-что я всё-таки помню.
Например, что приехали мы ранним утром. В клуб шли пешком, по дороге разыскивая аптеки, так как мой несчастный глаз меня постоянно беспокоил – при каждом моргании.
Клуб оказался, судя по всему, тоже бывшим кинотеатром (это российская традиция, надо думать). Просторное помещение с высоким потолком и какими-то коморками на уровне второго этажа, окнами, выходящими в низлежащий зал. В одном из таких помещений расположили нас. Здесь находились несколько столов и множество стульев. Возможности умыться и нанести грим не было, так как не было воды. Организатор препроводил нас с Рейном в туалет, где в нашем распоряжении оказалась и вода, и зеркало и вообще всё, что было нужно для счастья.
Нам в гримёрку принесли поесть, что порадовало. Затем настало время чека.
Здесь я опускаю традиционные разборки со звукорежиссёрами, которые в большинстве случаев всегда знают «как лучше», ибо они – «профессионалы». А получается всё равно как всегда…
Сперва очень долго и упорно отстраивался гитарист разогревающей местной группы Nemo. Как будто, блин, выступать собрался как минимум на фестивале «Окна Открой» ну или Wave Gothic Treffen. А не в Иваново в, прости господи, «Таганке».
Рейн и мы отстроились вместе взятые в два раза быстрее.
А потом началось самое смешное.
Пока выступал Рейн, местные аборигены орали кричалки-пыхтелки-сопелки примерно следующего содержания: «Иди на йух со сцены!» На что Рейн, задолбавшийся выступать перед стаей гамадрилов, ответил в микрофон: «Щаз допою и пойду».
Да ладно бы, чужих посылали, так и своих собственных! Nemo звучали вовсе не плохо. Ну и что, что клон Nightwish, зато хороший клон. Так нет же! На орехи досталось и им тоже.
Затем на сцену не понять с какого перепугу вышла стриптизёрша. Типа, это готично… Господи, люди, да вы что?! Понамешали в один котёл и фетиш, и электронщину, и металл. Прям как беременная, которая ест пельмени с мёдом. Ну ладно, бог с ней, со стриптизёршей, которой, кстати, досталось не меньше, чем Nemo и Рейну.
Вышли мы. Ну, вы догадались, что нам предложили съездить на тот же самый йух… Хотя, вот не припомню – то ли я просто не обращал особого внимании, то ли нам и правда орали меньше, чем предыдущим выступающим. Были в зале и люди, которые пришли конкретно на нас, и которым наше выступление принесло радость. Вот и хорошо. Остальное – мелочи и издержки производства.
После концерта была… нууу… давайте назовём это афтерпатей.
Люди пришли к нам в гримёрку, причём, не только слушатели, просившие автографы, но и организаторы. И куча какого-то вообще не понятного народу. Я всё меньше и меньше понимал, что происходит…
Всё медленно перетекло в банальную пьянку. Мы сами сбегали в магазин за салатиками, так как к концу дня проголодались, а больше бежать оказалось некому. Меня осаждали совсем не трезвые любители наци-фетиша, ошибочно полагавшие, что они, да ещё и я - фашисты. Я не хочу сказать ничего дурного, пообщались мило. По крайней мере, это были единственные люди, которые проводили нас на вокзал. Правда, такси нам пришлось ловить опять же самим, так как организаторы ушли в несознанку.
В общем, мило съездили, мило.
Местные готики на наш вопрос о том, не гоняют ли их тут гопники, ответили с гордыми смешками – «Да нас гопники сами боятся». Охотно верится…
И, на закуску под занавес – цитата. Как у нас брали автограф.
«Слышь, не в падлу, дай автограф?»
А ведь от столицы совсем не далеко. Ну и где цивилизация?...


5.    Курск, клуб «777» (9 октября). Медведь с тобой!


В Курск мы ехали из Иваново, предварительно завернув в Москву. Восьмого в шесть вечера мы прикатили. Курск успел стать для меня чем-то родным и привычным, так как у нас здесь появились хорошие знакомые. Может быть даже друзья. Кои нас и встречали на вокзале с радостными воплями. Разместили нас на новом месте, не том, что в прошлый раз.
К сожалению, к моменту написания сего отчёта я уже могу смутно помнить какие-то детали, поэтому перехожу от нашего пребывания в Курске непосредственно к концерту.
В этот раз он должен был состояться в клубе «777». Намечалось нечто масштабное и грандиозное, так как организаторы озаботились настоящей культурной программой в лице выступления мим-дуэта под песню, кажется, Сургановой «Мураками», а также в лице небольшого дефиле.
Подобный праздник духа объяснялся тем, что мероприятие каким-то образом оказалось под патронажем партии «Единая Россия». Я даже сфотографировался с флагом. А в какой позе – не скажу.
Кроме флага я фотографировался ещё и с ребятами, выступавшими в тот день в качестве моделей готической одежды. Я, доложу вам, просто оказался в малиннике в каком-то! Есть, есть ещё на земле русской красивые брутальные мужики! А может, всё дело было в одежде, которую они должны были демонстрировать – френчи, плащи, прочее великолепие из чёрного винила и кожи, да к тому же, когда всё это выхаживает по сцене под песню Mein Teil… В общем, я был сражён в мозг и серЦЦе…
Ко всем прелестям предстоящего события добавилось то, что нам сообщили две радостные вести. Первая. Рекламу на телевидении запретили. Чем мотивировали – я понял смутно. Наверняка, как обычно – «сотониземь, фашЫземь, садамазахиземь, гомосексуализемь». Когда ещё что новое будет придумано в этом мире, а? Вторым же радостным известием стало то, что на концерт обещали пожаловать скинхеды и устроить массовые репрессии в отношении лиц готической наружности. Так вот. Они и впрямь пожаловали. Устроились эдак за столиком и стали, вероятно, ждать удобного момента. Как потом сообщили очевидцы, момента они так и не дождались, но зато прониклись песней «Любимый немец» и моей киевской «нацы-кЭпкой». Как мало скину для счастья надо…
Как позже выяснилось, представители «крышующей» мероприятие партии тоже приходили. И организаторы сгрызли ногти до локтя, предчувствуя их реакцию на всякие «кокаины, героины и водки», а также «антихристов» и прочих «чудесных принцев». Однако оные представители застали лишь разогрев в лице Рейна, прониклись и со спокойной душой (надо думать) покинули клуб.
Нужно сказать, что на тот момент выступление в Курске мне понравилось больше всего – одно световое шоу чего стоило! Жму лапу свето- и звукорежиссёру!


6.    Ростов, клуб «Подземка» (11 октября). «Кто из вас трансвестит?»


Эх, теперь уж мало что вспомню. Наверное, вскоре мои отчёты и вовсе будут состоять только из пары строчек, описывающих самые запомнившиеся события. Что ж, и сейчас именно так и поступлю.
Итак, в этот раз сильнее всего мне запомнилась девочка, которая почему-то разрыдалась, повесившись мне на шею, чем меня здорово перепугала – я терпеть не могу, когда люди плачут, тем более по непонятной причине.
И второе, что запомнилось, это фраза некоего создания. Когда я выходил на улицу, едва отмывшись от грима, оное создание сказало мне: «Х..ёво выступили». Если честно, я сперва не понял, оно шутит, или имеет в виду противоположное. Но, судя по сему, существо на полном серьёзе подписывалось под тем, что сказало. Жалко, конечно, что человек потратил свои кровные, пришёл на концерт и увидел «х…ню». Ну, что тут скажешь? Мы же не сто евро, правда?
А ещё, когда мы садились в машину, к нам подкатила парочка гопникусов вульгарисов и эдак развязненько поинтересовалась: «Кто из вас трансвестит?» Ух ты! Они такие сложные слова умеют запоминать, вот это да! Слип быстро выпрямился и заявил: «Я!» Пока гопники соображали, чтобы такого ответить в тему, мы уже уселись в машину и укатили навстречу новым, так сказать, приключениям.
Пи эс. Кстати, в клубе на белой стене снова красовались красные разводы от лап Штэфана. Ну не закрашивайте их! Пусть территория помечена будет.


7.    Волгоград, клуб «Рассвет» (12 октября). «Полный… аншлаг»


Навеки, блин, запомню этот чёртов автобус! Сперва нам сказали, что он будет ехать 4 часа. Когда 4 часа прошло, а места назначения не наблюдалось даже близко, пошёл слух, что не 4, а всё-таки 8. Причём, что интересно, водитель плутал по каким-то, простите, е*еням, часто останавливался, а на вопросы пассажиров «а скоро…?» отвечал весьма грубо. У меня сложилось впечатление, что он, кажется, на этом маршруте если не впервые, то совсем недавно,  и сам дорогу не знает. В общем, добрались мы до Волгограда злые, уставшие, затекшие и озверевшие…
Но, как выяснилось, веселье только начиналось.
Встретившая нас девушка из организаторской группы, сообщила, что произошла некоторая накладка с помещением – выступать мы должны будем не в клубе «Рассвет», какая договорённость, собственно, с самого начала и была, а в доме офицеров что ли… сейчас уж и не вспомню. В общем, в старом-добром ДК. Но ладно бы, произошла смена мест. Как выяснилось, произошла она совсем недавно – то ли этим утром, то ли пару часов назад. А кроме того, то ли рекламы не было вовсе, то ли она была минимальной.
Но это было тоже не самое смешное.
В том ДК обреталось множество детско-юношеских секций, которые спешно вытурили, так как намечался концерт, чем вызвали, понятное дело, недовольство и самих детей, и их преподавателей.
Звука там не было. То есть, совсем. То есть, кое-что, конечно, было, но можно сказать, что не было. Представьте себе огромный зал ДК с 800 посадочными местами. И на весь этот зал парочка колонок общей сложностью в полтора киловатта. Как Рейн шутил – надо было вынести на сцену магнитофон. Примерно то же самое звучание бы и было. Чек, тем не менее, прошёл относительно нормально. А вот на концерте начали происходить забавные и необъяснимые вещи – звукорежиссёр то ли испугался, то ли растерялся, то ли никогда раньше не был звукорежиссёром…
В общем, что мы, что Рейн попросту извинились перед зрителями, кое-как выжали из этих «пищалок» дай-то бог по половине программы и буквально сбежали со сцены. Ясное дело, зрители остались недовольны. А вы представляете, как были недовольны мы?! От нас, что ли, зависел весь этот бедлам? Такое впечатление, что организаторам вообще было наплевать на предстоящее событие. Обиднее всего было то, что цены на билеты остались такими, будто концерт всё же проходил в клубе, а не в ДКшке на полтора киловаттах. Так что, пользуясь случаем, по прошествии такого долгого периода времени, я снова извиняюсь перед теми, кто пришёл тогда на концерт, но не смог увидеть всё то, что мы обычно можем показать.
Ну, было в этой поездочке и кое-что хорошее. Например, на следующий день мы провели некоторое время, гуляя по городу с Рейном, пока Слип дрых а после изъявил желание попрограммировать свою игрушку «Операция Снусмумр». И во время прогулки мы обнаружили тот самый передвижной зоопарк, который я посетил во время прошлого визита в Волгоград (как оказалось, это был именно тот же самый «передвижной зоопарк» - я узнал по сумасшедшей белке). На сей раз белка не валялась в полудохлом состоянии, я непрестанно носилась по клетке, гипнотизируя нас с Рейном круговыми движениями. Здесь же предлагалось сфотографироваться с наиболее понравившимся животным. Я выбрал морского свина. Обычный морской свин ровного чёрного окраса. Девушка, ответственная на сей раз за животных, а также за фотографии, ещё и удивлялась – а почему, например, не с удавом или с какой другой действительно интересной живностью? Да к тому же, почему именно чёрный и простой свин? Есть же породистые, лохматые, разноцветные! А чёрного и видно-то не будет!
А как тут что объяснишь? И как вот дать понять, что между человеком и зверем может тоже «пробежать искра». По крайней мере, свин у меня на руках так угрелся и так распластался, что я даже подумал – а не выкупить ли его? Но тур только-только начинался, не таскать же животное с собой по всей России. Тем более что нам ещё предстояли полёты. С большим сожалением я вернул свинтуса в клетку, поссорился с наиболее агрессивными енотами, сообщив, что «Таких, как ты, на шубу штук шесть нужно», и мы с Рейном вернулись к Слипу.
Вскоре за нами приехали организаторы, и проводили нас на вокзал.
Наш путь снова лежал в Москву.


8. Москва, клуб «Точка». (14 октября) Разогрев «Театра Трагедии»


Москва встретила нас промозглой погодой и мокрым снегом. Разместившись в гримёрке клуба (нам выделили не ту, что с душем и прочими радостями жизни, которую приберегли для иностранных гостей, а другую, похожую скорее на подсобку) мы со Слипом отправились искать пропитание хотя бы в виде лёгкого перекуса. Нашли ларёк с пирожками. В оных пирожках теста было в три раза больше, чем начинки. Но осаждавшие нас воробьи вполне были этому рады, нагло выхватывая куски прямо из протянутых рук.
Нам сразу было сказано, что короли вечера – не мы (логично), потому мы подготовили всего 4 песни, собственно, «кибер-программу». Театр Трагедии сильно опоздал из-за погодных условий, разогрев уже был на сцене, пока зарбежные гости торчали в аэропорту. Слава богу, вытянул Рейн, устроив практически двухчасовое шоу. При этом он на первой же песне прыгнул так, что то ли вывихнул, то ли сильно ушиб ногу. Как бы то ни было, потом он много хромал.
Отсыпаться мы поехали ажно в Зеленоград. Свистела начинающаяся метель, мы мёрзли и ловили попутку. Попутка обошлась в сумму с тремя нуликами, кроме того, дорогу в самом Зеленограде водитель не знал и попросил показать её. Из нас в Зеленограде был только я. Лет 15-20 назад, у родственников… Поэтому мы спрашивали дорогу у местного населения, изрядно поколесив ещё и по Зеленограду. В конце концов, нам попался юноша, которому нужно было в те же края, что и нам, мы его бесплатно подбросили, а он взамен указал нам путь. К тому моменту в Зеленограде намело приличных сугробов. Ностальгия-то какая! Снег как в детстве. Тишина, высотки, какое-то новогоднее настроение… Пока мы шли к урочной квартире, я рисовал пальцем на крышах машин наши инициалы. Рейн хромал всё сильнее. Немилосердно хотелось жрать и спать – причём, трудно было понять, чего больше. Сгрузив раненного Рейна в предложенной квартире, мы со Слипом отправились на поиски пищи. Ностальгия по Хабаровску и детству усилилась, так как найти круглосуточный продуктовый оказалось нелегко… Местные при попытках остановить их и спросить, где тут есть что-нибудь вроде круглосуточного супермаркета, как-то пугались и нехорошо на нас смотрели. Наконец, искомое было найдено. Из-за позднего времени и расположения в неспокойном райончике продавщица попыталась обслужить нас через окошечко в зарешеченной двери (ах, родимый Хабаровск!), но затем посмотрела на наши со Слипом честнейшие и голодные морды и впустила горемык в тепло. Отоварившись, мы вернулись в квартиру.
По традиции, я перемыл всю найденную посуду, мы с Рейном откушали горяченького терафлю, и он отправился на боковую, а я остался сидеть на кухне, так как было невтерпёж поглядеть свежеподаренный мне DVD Deine Lakaien, прямиком из Германии.
На следующий день мы премило погуляли по Москве с хозяевами квартиры и несколькими знакомыми, посидели в «Ростиксе». В том самом, кстати, куда нас со Слипом впервые повели ещё представители нашего первого лейбла для делового разговора.
Но хорошенького понемножку. Тур продолжался, и нас ждал Улан-Удэ.
 


9. Улан-Удэ. (17 октября) Разнообразные позы


Итак, 16 октября в полдесятого вечера мы отбыли из Москвы в Улан Удэ с аэропорта Домодедово, и прибыли ранним утром по местному времени, в восемь.
К нашему стыду стоит сказать, что мы очень недоверчиво отнеслись к концерту в этом городе. Так и думали – ну что может нас там ждать? Хорошего… И в результате были приятно удивлены приёмом, клубом и культурной программой. Однако, обо всём по порядку…
Сперва, конечно, мы испугались. Ибо здание аэропорта повергло в шок в плохом смысле этого слова. Но организаторы отвезли нас в отличнейшую гостиницу, и мы наконец-то нормально отоспались, кое-как отмылись (ибо была проблема с горячей водой, но всё же нам удалось её решить), отъелись. На первом этаже располагалась премилая кафешка, в которой очень вкусно кормили. Моё внимание привлекло странное блюдо с названием, способным возбудить воображение – «позы». Как оказалось, это некая разновидность пельменей. Очень вкусная разновидность! Есть их надо по определённой схеме – немного надкусить, выпить мясной сок, а уж потом с наслаждением (так и запишите – с наслаждением!) отправить в рот.
Итак, мы отлично отдохнули.
Затем был такой же отличный клуб, где техники решали все вопросы по малейшему нашему намёку. Был отличный свет и звук. Ну просто сказка! И обслуживание тоже порадовало - пока мы ожидали своей очереди в чилауте, нам принесли настоящего абсенту, который поджигали по всем правилам. Настоящее шоу. Слип оценил по достоинству. Правда, когда он чуть позднее пытался проделать примерно то же самое и сдул огонь в мою сторону, то… нет-нет, я не загорелся, но спиртовых паров нюхнул прилично. Ужас! Как люди вообще пьют такое?!
На радостях мы даже сыграли без всякой репетиции «Город» по просьбам слушателей.
Мы раздали автографы всем желающим, никого не обошли вниманием и в просьбах послужить фоном для фотографии. Запомнился забавный момент. Одна девушка спросила, не буду ли я против, если «кое-кто» со мной сфотографируется. Однако этот «кое-кто» так сильно стесняется, и девушка заявила, что сейчас этого «кое-кого» приведёт. Я решил, что сейчас пред мои очи предстанет юная девочка. Однако, «кое-кем» оказался блондинистый длинноволосый парень выше меня на голову… Постоял эдак скромненько, вынес экзекуцию фотографирования и исчез.
Усаживая нас в такси, организаторы обещались приехать на следующем и настоятельно не рекомендовали нам выходить на ночной моцион сейчас из гостиницы. Ибо… эм… райончик-с… Ибо…. Эммм… местное население…
Слип огорчился. Мы с Рейном – не очень.
На следующий день организаторы заехали за нами, чтобы устроить небольшую культурную программу. Слип высказал желание посидеть в гордом одиночестве в номере и попрограммировать. Потому на прогулку отправились только мы с Рейном.
Я всю дорогу хотел приобрести красный ночник, и потому мы отправились сперва просто гулять по улицам (в Улан-Удэ, кстати, тоже есть свой «Арбат»), где наша компания постепенно выросла. Фотографируясь на фоне достопримечательностей, сами выступая в роли достопримечательностей, посетив сувенирные салоны, мы, наконец, были одарены маленькими сувенирчиками. У меня до сих пор лежит на тумбочке в прихожей «осиновый кол» с надписью «Улан-Удэ». Такой огромный сувенирный карандаш. Кажется, он не пишет.
А потом нас с Рейном увезли прокатиться до мест, создающих местный колорит.
Мы посетили настоящий буддийский храм и загородный ресторанный комплекс, выполненный в виде стойбища (или как это назвать). Отлично пообедали в одной из юрт, обставленной в стиле древних степных кочевников. Тут же были и позы. Как без них!
Вернулись поздно. Подкормили оголодавшего и подъевшего всё, что удалось найти, Слипа позами и после обычных вечерних процедур отошли ко сну.
Тур продолжался.


10. Иркутск. (19 октября) сказ о том, как немцы про  Das Ich не знают


Итак, мы прибыли в следующий город, Иркутск. Нас отвезли в новомодное подобие мини-отеля – хостел. Определили в комнату с парой двухъярусных кроватей. Так как час был весьма ранний, мы свалились кто где и уснули. Хотя сквозь дрёму заметили какого-то странного юношу, вошедшего без стука, что-то там пошебуршавшего – слава богу – в своих сумках и так же тихо вышедшего. Пробудившись, мы отправились на кухню завтракать. Там хлопотали две девчонки, накормившие нас полуфабрикатами.
И как потом выяснилось, мы вообще слопали завтрак, который изначально предназначался совсем не нам, а гостившим тут же немцам. Наш приезд, как, повторюсь, выяснилось, вообще не планировался именно в этот хостел. Но ситуацию с завтраком как-то решили. Немцы голодными не остались, и мы даже весьма мило побеседовали. Это были какие-то музыканты или что-то в этом роде, может быть, диджеи – я смутно понял. Что удивительно, они прекрасно знали про Хабаровск и Владивосток, сразу же сказали – «А! Это же Дальний Восток! И вы так далеко ехали?!» Мы ответили, что мы давно уже оттуда уехали, а живём в Питере. Немцы продолжали удивлять, оказавшись осведомлены даже о клубах Владивостока, они там даже какого-то диджея знают лично. Зато когда разговор зашёл «за Германию», немцы изумились, что Das Ich, оказывается, всё ещё существуют, а не распались в 1995! И вообще, они мало соображают в перипетиях Шварцсцены. Подарив им на память наши диски, мы с тем и расстались.
Затем нас отвезли в клуб. Хороший был клуб, большой. Да и звук нам постарались отстроить поприличней, и даже экран был, на котором транслировался наш клип «Усталость металла», создав такую логическую паузу между «кибер-блоком» и остальной программой. Гримёрка подкачала, оказавшись просто «местом-за-сценой» хоть и с парой диванчиков, столиком и утюгом, но без возможности нанести грим. Мне пришлось по традиции оккупировать туалет. Из-за проклятущего глаза, который продолжал болеть, мне пришлось вставить всего одну линзу, из-за чего взгляд вышел обалделым. Примерно как у смайла: О_о
Скоротав время диджейских предисловий за стёбом и меряньем Рейном моей «нацы-кэпки», мы, наконец, вышли на сцену.
Конечно, веселуха была ещё та. Зал был забит полностью, как потом сказал организатор, пришло свыше 500 человек.


11. Братск (20 октября), клуб «Тортуга». Оргазм сталкер-гота


Сага о третьем вагоне продолжалась (простите, дорогие мои читатели, я совсем забыл упомянуть, что практически в каждом городе нас встречали именно у третьего вагона, так как буккер выслал по ошибке всем промоутерам неверную информацию) – на пути в Братск мы должны были сойти на какой-то станции, название которой я уже сейчас и не припомню, а затем с неё на машине добираться непосредственно до клуба. Встречающий нас едва не потерял, встречая, как я и сказал, у третьего вагона в то время как мы стояли со всеми своими вещами вовсе не у третьего.
Местечко могло бы порадовать суровое сердце самого взыскательного сталкер-гота. Тишина… Заброшенные дома. Ни души кругом… Как потом нам объяснил встречающий, когда мы уже ехали к месту назначения, данный населённый пункт хотят вообще сносить весь под корень, так как он находится на пути воздушных потоков, несущих вредные вещества с расположенных неподалёку химических предприятий.
Вышеозначенное место назначения могло бы довести упомянутого сталкер-гота до морального оргазма. То, что называлось клубом «Тортуга», располагалось среди промышленных предприятий и представляло собой в принципе обыкновенную кафешку. Одноэтажное здание, окружённое со всех сторон непроходимой грязью, с изображением романтической белопарусной яхты на стене и с местным жителем, угрюмо курящим на крыльце, показалось мне просто сказочно фотогеничным, и было сфотографировано. К сожалению, ума не приложу, куда делись те фото. А клуб в последствии и вовсе закрылся. Так что очень-очень жаль :-(
Внутри всё было чинно и мило. Как раз как и должно быть в среднестатистическом пост-советском кафе. Естественно, ничего похожего на гримёрку там не было, нас определили в какое-то помещение типа кандейки, где стоял шкаф, диван и вешалка. В последствии оказалось, что это нечто вроде раздевалки, и там переодевались и оставляли одежду всяк кому не лень. Места и воздуха не хватало категорически. Накраситься удалось с трудом. По традиции, в туалете. Слава богу, он был «индивидуальным» и закрывающимся.
Но зато нас весьма вкусно и сытно накормили. По-домашнему так. Спасибо :-)
Что касается непосредственно самого выступления, то сценка представляла собой огороженный порожек высотой сантиметров 10-15. Зато на стене висел экран, на который спроецировали наш клип, пока я менял имидж – то есть, снимал шлем.
Со звуком нам напортачили не хило. То есть, нам его просто не вывели на нужную громкость, мотивируя страхом за аппаратуру. При этом звук выступавшей после нас местной группы непостижимым образом был такой громкости, что не то что разговаривать, а даже находиться в «гримёрке», располагавшейся непосредственно рядом со сценой, было невозможно.
К другим «радостям» концерта можно присовокупить традиционные выкрики из зала. На сей раз аборигенам чем-то не понравилась (или наоборот, крайне понравилась) моя нацы-кэпка.
До поезда оставалось время, и организатор предложил нам немного отдохнуть. В банном комплексе. Вау! Банька!
Терпеть не могу баньку! Но отмыться под горячим душиком после концерта да и вообще половины тура – это блаженство. Бедный Слип в погоне за местными алкогольными достопримечательностями купил маленькую (вероятно, «пробниковую») бутылочку перцовки и отравился. Дети мои, алкоголь – зло! Тем более, в каком-то ларьке в Братске…
И вот стоим мы на перроне в ночь холодную, ждём поезда, у которого стоянка всего пара минут, Слип матерится на некачественное спиртное, мы с Рейном злые, сонные и замёрзшие. Над головой – звёздное небо. Красота! Можно сказать, идиллия…
 


12. Красноярск (21 октября), клуб «Новая сцена». Дер Вальтер


Однако путь наш продолжался, теперь до Красноярска.
На сей раз организаторы были другие, не те, которые в первый раз, хотя концерт проходил на том же месте, в клубе «Новая сцена» в каком-то ДК. Глаз мой многострадальный всё ещё болел, и даже заметно сузился. Различные капли помогали на очень короткое время, и ощущение вечной песчинки в глазу несказанно бесило. Я уже начал задумываться о том, что надо бы сходить к офтальмологу. Но когда? Концерт за концертом!
Тем временем нас препроводили в гримёрку, где мы смогли наскоро перекусить приготовленными бутербродами (и именно с этого тура я пристрастился к бутербродам, включающим дольку апельсина и кусок колбасы. Желательно, салями. Удивительное сочетание вкусов, доложу я вам!) в оной же гримёрке мы подверглись атаке нескольких корреспонденток, а также меня лично одарили копией немецкого «Вальтера». Только что не стреляет – а так как живой! С дарственной надписью серебряными буквами! Именно с ним я потом извращался на фотосессии, устроенной нашим скрипачом. Интервью у нас брали не только юные девушки и не только в гримёрке. Правда, Слип отмазался под предлогом настройки аппаратуры, поэтому отдуваться в основном пришлось нам с Рейном. Хорошо запомнилась аляповатая кафешка в мексиканском стиле, расположенная на первом этаже того же ДК, в котором находился клуб. Мне даже сказали, что тут шеф-повара действительно мексиканцы. Чё только не бывает, да?
Сам концерт – как наш, так и Рейна – прошёл несравненно глаже, чем в первый раз (я сказал именно гЛаже, а не гаже, это не очепядка!). Порадовала работа светорежиссёра. Звук был на уровне. В общем, когда ничего ужасного не происходит – и вспомнить-то нечего…
После концерта у нас оставалось немного времени, и нас отвезли на квартиру кого-то из знакомых организатора, где я смог хорошенько отмыться от грима, даже помыть голову и высушиться феном. Меня пару раз сфотографировали за этим интимным занятием и наговорили комплиментов моей гриве. Ну так что есть, то есть! Да-да, я знаю, что смерть от скромности мне не грозит.
Квартира запомнилась своими габаритами – это была самая настоящая «сталинка» с высоченными потолками и белёными стенами, от малого количества мебели пустынная и от того ещё более величественная. Не тот гибрид с «брежневкой», в которой я провёл 25 лет жизни в родимом Хабаровске. А ещё там была кошка. Белая.
Попив чайку на дорожку, мы выдвинулись всей толпой на вокзал.


13. Новосибирск (22 октября), клуб «Капкан». Крошка чеснок и антитела


Что ж, вот мы и на месте. В этом милом заведении под названием «Капкан» мы уже были, и встретили нас по-свойски. Мы с вальяжностью бывалых завсегдатаев показывали Рейну, где что находится, где можно умыться и прилечь. В той же роскошной гримёрке (правда, это была, как я уже писал в прежних отчётах, зала для вип-банкетов) нас застукал некий фотограф и попросил позволения устроить небольшую незапланированную фотосессию. На фоне камина, чучела совы и прочих изысков. Пообещал прислать нам фотографии на имейл. До сих пор ничего не прилетало. Ай-ай-ай…
А вот тут про концерт можно рассказать и подробнее. Ибо, как вы уже догадались, прошёл он не гладко.
Чрезвычайно чувствительная к перепадам напряжения карта Слипа постоянно зависала, и минус отрубался на самом интересном месте. Я тянул время акапеллами и даже анекдотами. Кое-как доиграв программу до логического завершения и опрометчиво пообещав слушателям побаловать их вскоре альбомом, на котором будут исключительно барочные вещи в моём исполнении и электронной обработке, мы ушли со сцены.
После концерта по традиции была устроена дисготэка. Пока мы (то есть, я) отмывались, в гримёрку просочилась толпа поклонниц, нас одарили всяческими приятными мелочами.
Когда мы спустились вниз раздавать автографы и выступать в роли фона для фотографий, мне в числе прочего подарили какие-то кубики. Принюхавшись, я понял, что это – «крошка чеснок». Слава богу, серебряных пуль и осиновых кольев не дарили.
Радостями сего вечера стало включение диджеем милого моему сердцу Скорбута (композиция «Антитела», как щаз помню!) и возвращение ко мне моей блудной куртки, которую я по рассеянности забыл на лавочке в общем зале, и которую уже чаял пропавшей, но секьюрити охраняли её до самого нашего отъезда (когда и выяснилась пропажа и я начал носиться по всему клубу, параллельно ставя всех на уши), и никого к ней не подпускали, а затем и вернули.
В общем, настроение можно было считать вполне хорошим. Если бы не мой несчастный больной глаз, уже не воспринимавший насилие над собой в виде линзы.


14. Омск (25 октября), клуб «Атлантида». Подарок от отражения


А вот тут я запомнил события не слишком чётко.
Запомнилась автограф-сессия, проходившая в музыкальном магазинчике, куда нас вели через рыночек. На автографсессию Слип нагло вырядился в красную шёлковую рубаху, жутко напоминавшую цыганскую. Я встретился со своим доппельгангером – девочкой, которая меня столь искусно скосплеила, что я ажно испугался! Наверное, если бы я был юной девочкой, то я выглядел бы именно так. Единственное – линзы, вероятно, она смогла найти только белые с крестиком, а не просто белые. Во всём остальном мой «городской» имидж был передан идеально! Этот же доппельгангер подарил мне премилое зеркальце, которое до сих пор стоит у меня на компьютерной полке и исправно служит мне во время наведения марафета. Намёк, значит. Подарок от отражения… Среди прочих достопримечательностей автографсессии был некий Шаман (если не ошибаюсь). По крайней мере, выглядел он именно шаманом. Весьма мило и по-свойски попросил плеснуть ему водички в походную жестяную кружку, а потом тиснул у нас пару апельсиновых долек. А чего бы не подкормить? Шаманов нынче не часто встретишь. Так что на здоровье.
Касательно клуба могу сказать, что на сей раз клуб был не тот, в котором на нас наехал прославленный в моих прошлых отчётах бешеный колобок. Зал был круглым и с очень высоким потолком, что усложняло настройку. Но звукорежиссёр оказался толковым профессионалом, так что отстроились мы весьма быстро.
Между выступлением Рейна и нашим организаторы тянули время шутками-прибаутками, а канонического вида уборщица подтирала пол от разбрызганной Рейном воды.
Больше ничего забавного или знакового припомнить не могу.


15. Тюмень (26 октября), клуб «Берлога». Встреча с Пидоргом Всея Руси


Итак, мы  на месте. Встречавший нас организатор назвал родимый город «Королевой деревень». Да, чем-то Тюмень напоминала большую деревню. Наверное, мракобесскими взглядами. А именно.
Нас всячески попросили не упоминать всуе слова «готика» и всего, что с ним связано, так как в Тюмени к готам мягко говоря напряжённое отношение как властей, так и местных братков. Первые почитают готическую субкультуру за рассадник самоубийц и сатанистов, а вторые обвиняют готов в том, что те раскапывают могилы безвременно почивших на разборках их боевых товарищей. Мы со Слипом только удивлённо и нервно помаргивали.
Перед концертом мы успели заехать в один нефорский магазин, в коем нам продемонстрировали несанкционированные футболки с нашими лицами, а об оных футболках и их продаже мы ничего не знали! Неприятные ощущения лично я размыл себе тем, что прикупил косуху под названием «Терминатор». Модель эта была полностью скопирована с куртки Терминатора из третьей части, если я не ошибаюсь. Размер, вопреки усмешкам Слипа, оказался моим, но сам покрой куртки был скорее рассчитан на большого и широкого в кости байкера, нежели на тонкого-ломкого вьюношу вроде меня. Но одно то, что модель называлась «Терминатор» заставило меня раскошелиться. Нам здорово скосили цену, и кроме того, предложили основную сумму заплатить в счёт гонорара. Итого прекрасная кожаная косуха, в которой я без проблем проходил всю зиму, вышла нам всего в две тысячи рублей.
Касательно непосредственно выступления стоит немного поматюгаться. Но не сразу.
Клуб «Берлога» был отличным. Располагался он в недрах развлекательного центра с кафешками и кинотеатрами. Нас вкусно накормили, предоставили гримёрку. Хоть и без возможности накраситься. Но эту проблему я решил в ближайшем служебном туалете, в который непрестанно ломились страждущие. Причём, ломились очень настойчиво, ожидая, верно, что тот, кто находится внутри, оторвётся от своих занятий, какими бы они ни были, и кинется открывать! Сцена была высокой, и на чеке выяснилось, что клуб располагает неплохим набором световых «примочек». Но Слип, зная характер своей строптивой карты, попросил не включать стробоскоп и дым-пушку, так как именно такие приборы вызывают наибольшие перепады напряжения в сети. Кроме того, попросили светорежиссёра не включать красный свет. Ну нам просто не в стиль. И что вы думаете? И дым-пушка, и стробоскоп, и красный свет были включены! Спрашивается, зачем? Проверить «а чаво буит-то, ежели включу?» или зачем?
В общем, звук подкачал, карта вырубилась, Рейн рычал и злился, впрочем, как и мы со Слипом. Ну, отыграли и чёрт с ним!
Зато порадовал подарок, который мне буквально всунули в руки, когда я спускался со сцены. Это оказалась громадная и тяжеленная книга с анатомическими изображениями человека, специально для художников. Нужно сказать, что эта же дарительница много позже вручила мне статуэтку Тони Антогалидиса, но об этом в более поздних отчётах.
В гримёрку к нам потихоньку просочились некоторые личности. Я сидел и с увлечением листал подарок, когда оные личности тоже запросили нашего внимания. Личностями оказались и завсегдатаи нашего официального форума (в том числе и Пидорг Всея Руси, несущий просветление неверным и подаривший мне Железный Крест), и горячая и весьма настырная поклонница Слипа, и журналисты, взявшие у нас пару интервью.
Дарительница анатомической книги с подругами упорно ждали нас на выходе из клуба, а охрана бегала и возмущалась, что на выходе размалеванные барышни стоят, а у них гопотека начинается - надо бы от греха подальше их куда сбагрить. В общем, их впустили к нам.
После всяческих расшаркиваний и подкармливаний оголодавших поклонников и поклонниц бутербродами, положенными нам по райдеру, но не тронутыми, мы погрузились в микроавтобус, который должен был доставить нас в Екатеринбург – на родину пидоргов.
Всю дорогу мы пили... сливки, премило болтали, я смотрел екатеринбургское выступление Дасычей на мобиле Главпидорга и хвастался "Терминатором". Слип и Роман мирно спали.


16. Екатеринбург (27 октября), клуб «Антэй». Передозировка


В Екатеринбург из Тюмени приехали около часов 4 - 5 утра. Нас вселили в квартиру, в которой великолепная слышимость позволяла всю ночь слушать Эминема, надрывающегося у кого-то из соседей. Кроме того, сама квартирка обладала какой-то нехорошей энергетикой, в ней болела голова и всем троим приснились весьма тяжёлые и пугающе-реалистичные сны. Кроме того, там что-то поскрипывало, и звук этот напоминал скорее постанывание и поскуливание. Скорее всего, это был скрип подъездной двери. Как следствие шумовых эффектов, мы ничерта не выспались.
Потом нас отвезли в «Антей». Прекрасный клуб, хоть и сцена скорее напоминает подиум для стриптиза или небольшого живого оркестра, играющего джаз или что-то в этом роде. Зато тут имелась гримёрка с выходом в отдельный служебный туалет, в котором мне по традиции пришлось краситься, а в зале стояли столики с удобными диванчиками, на одном из которых я валялся и непрестанно закапывал в несчастный страдающий глаз капли. Которые впоследствии сыграли со мной злую шутку.
Я попросту едва не потерял сознание. Элементарная передозировка.
Мне стало плохо посреди второй или третьей песни, и я едва успел добежать до кулис. Там-то меня и уронило. Рейн со Слипом кое-как дотащили меня до гримёрки, в которой из стульев, составленных вместе, соорудили нечто вроде лежанки. По-хорошему, конечно, мне надо было просто отлежаться, но я нашёл в себе силы продолжить концерт. Хоть и сидя на стуле, и сыграв не полную программу. Многие пришедшие в тот день зрители, как не сложно догадаться, остались недовольны. В конце концов, они пришли посмотреть на шоу, а не «обдолбанного», как посчитало большинство тех, кто меня видел в первый раз, вокалиста. Слава богу, время потянул Рейн.
На следующий день после концерта, когда мне стало лучше, Главпидорг Всея Руси заехал за нами, чтобы отвезти на автографсессию, которая проводилась в рок-магазине «Алхимия». Откатав обязательную программу, мы отправились на прогулку по городу. Я и Рэйн согласились, а Слип пошел возиться с компом. К слову сказать, знакомство Слипа с Главпидоргом состоялось весьма забавно – он сидел как раз напротив оного Пидорга и спрашивал у меня о нём. Когда я указал на Пидорга и сказал – «Да вот же он!», лицо Слипа вытянулось и поменялось раз шесть.
Отвезли мы Слипа на квартиру, сами поехали в город.
Рейн изъявил желание найти фарфоровую куклу в подарок одной особе, а мне нужна была книжка про пидоргов… простите, про киборгов. Про пидоргов я и сам сколько угодно напишу. Кукла найдена не была, а вот я удовлетворился книгой Азимова - «Мечты роботов».
После шоппинга мы подкрепились в одной не слишком качественно кормящей кафешке и поехали на мини-экскурсию.
Было жутко холодно, поэтому смотрели все наскоками, так как мы с Рейном были одеты не по погоде и опасались простыть. Тяжело петь с болящим горлом и соплями, знаете ли.
Нам показали местную "плотинку", центр города, Храм на крови (место расстрела царской семьи), а также несколько индустриально-урбанистических композиций. Неподалёку от них я заметил мусорный бак с надписью «провиант» и попросил сфотографировать меня рядом с этим шедевральным явлением в позе зверушки, выискивающей чего-нибудь пожрать.
На квартиру нас вернули где-то около 7 - 8 часов вечера. Назавтра был назначен отъезд в Оренбург.


17. Оренбург (31 октября), клуб «Пилот». Кибарга моя родимая


Днём 30-го октября 10:40 мы прибыли в Оренбург. Согласно логистике, встречать нас должен был местный промоутер с говорящим ником Бармаглот. Или Бормоглот. Правильное написание сего волшебно звучащего имени до сих пор вызывают во мне сомнения. Однако встретили нас совершенно другие люди. Первым делом нас отвезли… на автограф-сессию. Да, вот прямо так, с сумками, с дороги. На наше счастье, автограф-сессия то ли не была прорекламирована, то ли что, но на неё никто не пришёл кроме весьма настойчивой юной особы, с которой была связана одна весьма забавная ситуация в ближайшем будущем моего повествования. Хотя, я рискую её с кем-то спутать, потому прошу прощения заранее.
Сфотографировавшись с единственной пришедшей на гм… «автограф-сессию» девушкой, мы, наконец, отправились с девушкой, встречавшей нас вместо пока что ещё мифического Бармаглота, на квартиру, которую для нас сняли. Но, как оказалось, её для нас толком ещё не сняли. Надо было немного подождать хозяйку, которая обязана была принести ключи и разъяснить, что к чему. Хозяйка явилась. И дальше пошли какие-то непонятки. То ли Бармаглот наплёл хозяйке, что приедет всего один человек, а никак не трое, то ли просто сама хозяйка чего-то недопоняла. Как бы то ни было, мы мёрзли на улице, пока выяснялся этот вопрос, а Слип и Рейн тщетно звонили Бармаглоту, упорно не бравшему трубку. Кое-как разобравшись и выслушав много уничижительных предположений по поводу того, что мы немедля начнём шуметь, пить, курить и всячески морально разлагаться, как и положено музыкантам, мы убедили хозяйку, что мы белые и пушистые. И наконец-то остались одни.
Мы с Рейном отправились на поиски продуктового магазина, а Слип залез в ванную. Концерт намечался лишь на завтрашний день, потому мы намерены были хорошенько отъесться, отоспаться и отмыться.
Наши намерения осуществились, и вот мы отправились на саундчек в клубе «Пилот». Клуб квартировал в каком-то, как мне думается, бывшем ДК или Доме Офицеров вместе со спортивной школой и ещё дюжиной подобных заведений. Сам клуб представлял собой большой зал со сценой приличной высоты, чилаутом, расположенном ниже на этаж и традиционно отсутствующей гримёркой.
Отчекавшись, я попросил промоутеров сводить меня куда-нибудь на поиски КПК, на чём уже давно настаивал Слип, с которым мне приходилось едва ли не драться за право попечатать что-нибудь на его ноутбуке. Искомую чудо-машинку мы нашли правда, это оказался коммуникатор, а не КПК, но я зову её кэпэкашкой, а также Кибаргой (ударение на последний слог). Вещица обладала хоть и огромным количеством недочётов, всё же она годилась для основного занятия, которому я намеревался предаваться с моею Кибаргою в руках – набору текста. Ибо кровожадная муза, задумавшая приквел «Топлива», уже давно витала надо мной.
Итак, вещица была куплена и немедленно применена для дела. Я просто не мог от неё оторваться! И сейчас всегда стараюсь иметь при себе мою дорогую многофункциональную любимицу. Как оказалось, на Кибарге можно не только печатать, но и смотреть видео, использовать её как плейер, фотоаппарат, телефон, портативный комп (например, выходить в Интернет), диктофон и флешку. Я влюбился по уши и  влюблён до сих пор… Так что, девушки, моё сердце уже занято!
Концерт, собственно, прошёл не без эксцессов. На сей раз странно себя повёл светорежиссёр. Он попросту покинул своё рабочее место во время нашего выступления. Был ли это акт показательного пренебрежения или элементарная профнепригодность – не известно, но Слип вполне справедливо отказался выступать, пока светорежиссёр не вернётся к своим прямым обязанностям, раз уж мы выполняем свои, как музыканты.
Концерт удалось более-менее доиграть, но в финале его, пытаясь ретироваться в небольшое помещение за сценой, которое давайте назовём гримёркой, я немного заплутал в клубах дыма и наткнулся на абсолютно голую девицу, успевшую каким-то образом влезть на сцену и избавиться от одежды. Как мне кажется, это была как раз та единственная поклонница, которая фотографировалась с нами на «автограф-сессии». Но утверждать не буду.
Девочки, не делайте так больше! Я и так в линзах плохо вижу, в линзах и темноте – тем более, а в линзах, темноте и дыму – ещё более «тем более». А вы голыми на сцену! Напугаете артиста, доведёте до нервного срыва, заикания и энуреза. Ай-ай-ай, нехорошо!
Ещё одна юная особа попросила её поцеловать. Я целомудренно чмокнул её в щёчку, но даме, как оказалось, нужно было совсем не это. Пришлось целовать в губы. Ибо положение артиста обязывает. Но больше, умоляю вас, девочки, не просите! Почему, объясню чуть ниже в своём отчёте, когда доползу до Тольятти.
Кстати, мифический Бармаглот всё же материализовался на концерте, так что мы смогли пообщаться и решить некоторые возникшие проблемы.
Тем временем нам нужно было хватать сумки и лететь на вокзал.


18. Уфа (1 ноября), клуб «Динамик». Крыс и сырая картошка


Итак, вечером мы сели в поезд и ранним утром 1 ноября были уже на месте. Встречающая нас девушка-промоутер отвезла нас на съёмную квартиру. Правда, квартира снималась не для нас, а самой этой промоутером и её знакомой.
Так как концерт намечался на этот же самый день, присутствие посторонних людей мы могли потерпеть.
Перво-наперво нас со Слипом решили покормить. Но картошка оказалась сильно недожаренной. Почему я упомянул эту трогательную особенность, станет ясно из последующих отчётов об ещё одном нашем приезде в Уфу. Как бы то ни было, Слип сходил в магазин, купил кое-какой еды. Правда, стоит сказать, что чак-чак вполне пришёлся мне по вкусу.
Затем мы со Слипом прилегли немного отдохнуть – до саундчека, плавно переходящего в концерт, а промоутер и её знакомая ушли куда-то погулять.
Едва мы устроились и свернулись калачиками на трёх находившихся в комнате кроватях, как в дверь позвонили. Звонок повторился несколько раз, пока, наконец, разъярённый и сонный Слип не открыл. Это просто организаторы что-то забыли, вернулись, быстренько взяли необходимое и снова исчезли.
Проснувшись и приведя себя в порядок, когда организаторы вернулись во второй раз, я снова взялся за родную Кибаргу и принялся строчить очередную главу похождений бравого кибер-солдата Дэла. И тут заметил на полке крошечную клетку, в которой едва ли не сложенная вчетверо томилась живая крыса. Бедная зверюга принадлежала знакомой промоутера, которая сама была в Уфе проездом, а крысюка ей отдали на подержание, и он должен был отправиться с новой хозяйкой к ней домой после нашего концерта. Признаюсь, у меня сердце кровью обливается, когда я вижу животину в таких условиях. Хоть на руках что ли подержать. На руках у меня просторнее, чем в клетке, найденной явно наспех и скорее всего предназначенной для кратковременной транспортировки хомяков или каких-нибудь особо карликовых мышек, но никак не взрослых крыс.
От бедной животины меня отвлекли просмотром на компе хозяйки каких-то фоток дасычей и игрой «Маскарад». Некогда я пытался погрузиться в мир этой игры, и один тест даже определил меня как малкавиана, потому я первым делом решил посмотреть, что ж это за малкавиане такие. И что вы думаете? Оранжевые очки, дреды… Очень, знаете ли, такая милая моему сердцу внешность. Кто знает, тот поймёт…
Саундчек и концерт прошли на удивление без эксцессов, надо сказать огромное спасибо звукорежиссёрам. Очень расторопные и профессиональные ребята. Ах, как жаль, что в следующий наш приезд в Уфу нас отстраивали не они.
Единственное, что меня смутило во время выступления, это огромные вентиляторы по краям сцены. В определённые моменты песен они включались и наводили большей жути на слушателей. Особенно знаково взвывающие вентиляторы смотрелись на песне «Антихрист».
После концерта мы имели возможность отмыться, отстираться и перекусить, так как поезд в следующий город тура намечался на завтрашнее утро. Перестирав всё, что только можно, мы улеглись спать.
Как выяснилось чуть позже, уже в поезде, путешествовать с нами должна была та самая знакомая промоутера с несчастным крысом. А кроме того, Слип забыл свои выстиранные и высушенные для просушки трусы, кои организаторы грозились продать фанаткам за большие бабки, но чинно возвращённые нам во время следующего приезда в Уфу.


19. Самара (2 ноября), клуб «Ардихолл». Дасыщевая забастовка


Итак, в полпятого вечера мы прибыли в Самару. Как мы там обитали, я не помню, зато помню клуб. Он располагался на верхних этажах какого-то то ли бизнес-центра, то ли чего-то подобного, представлял собой сообщающиеся огромные залы с высоченными потолками. Гримёрки напоминали комнаты в общежитии в «Двенадцать стульев» - то есть, это были искусственно созданные помещения, отгороженные друг от друга тонкими стенами. Потолка в них не было, но стены заканчивались на достаточно большой высоте. Потолок же располагался на той высоте, на которой и во всём остальном зале. И в этом огромном помещении звука было столько, сколько в некоторых квартирах бывает просто в отдельно взятой комнате с хорошей акустической системой. Но если в комнате от такой системы дрожат стёкла, то в зале «Ардихолла» звука явно не хватало.
Позднее нам рассказали историю с выступлением немцев Das Ich в этом же помещении. Звук им выставили точно такой же, как и нам. И они, мягко говоря, не поняли, шутки организаторов. Закатив скандал, немцы отказались выступать, их кое-как уговорили, но Штэфан не накладывал грим и не переодевался в знак протеста. Мол, какой звук, такое и шоу. Как удалось организаторам замять скандал, вашему непокорному неслуге не известно. Признаться, у нас тоже возникали мысли устроить такую же забастовку, но отпели без происшествий.
Когда нас вызвали на бис, я попытался просто включить им песенку из готового альбома, то есть, не исполнить без Слипа под минус, а просто поставить, пусть потанцуют. Тем более что «Чёрно-белое» мы так и не исполнили ни в одном городе за весь тур. Слип вылетел и успел отогнать меня от ноутбука, мотивируя тем, что в случае включения народ посчитает, что мы весь концерт играли под фанеру. В общем, поставили просто отвлечённый плейлист других команд и принялись раздавать автографы.
Это всё, что выдала моя многострадальная память спустя долгие лета по окончании тура и к моменту написания сего отчёта.


20. Тольятти (3 ноября), клуб «Generator». Вот такая вот зараза...


В Тольятти я заболел. Вероятно, та оренбургская дама, которая потребовала поцеловать её в губы, слегка меня заразила, после добавили вентиляторы в Уфе. В общем, на съёмной квартире, которую нам предоставили организаторы, я чинно пил молочко, брызгал несчастное горло биопароксом, ел горстями леденцы и всячески боролся с подступающими симптомами простуды. Но, ясное дело, простуда наступала неумолимо, и мне пришлось капитулировать. То есть, пришлось спеть гораздо меньше песен, чем намеревались, так как петь с больным горлом не только не рекомендуется во избежание потери голоса, но и вообще – неудобно это…
В числе других неприятных, но прочно врезавшихся в сознание воспоминаний входили некоторые представители публики. Товарищи, если вы читаете мои отчёты, запомните – если вы пьяны, ПОЖАЛУЙСТА, НЕ ПОДХОДИТЕ КО МНЕ! Если вы не читаете моих отчётов, то прошу тех, кто читает, передать тем, кто не читает, следующее - если вы пьяны, ПОЖАЛУЙСТА, НЕ ПОДХОДИТЕ КО МНЕ!
Тольятти, почему же ты такой сильнопьющий город?! Нельзя ж так!
Конечно, я понимаю, что я артист, и вроде как по умолчанию обязан терпеть поклонников в любом состоянии и что бы они со мной не делали. А вот я не типичный артист и терпеть пьяных приставаний и сношения в мозг не намерен.
Я считаю, что наш стиль предполагает собой определённый культурный уровень слушателей. Конечно, перебрать может кто угодно, и пьяные встречались и в других городах тоже. Но чтобы в таком подавляющем большинстве… Да ещё и женщины… Хуже пьяного человека может быть только пьяная баба.
Если кто-то из Тольятти прочитал эту главу моего отчёта и обиделся – пожалуйста, не обижайтесь!
А просто примите к сведению и задумайтесь над своим поведением.


21. Казань (4 ноября). Клуб «Жёлтая кофта». Мини-отпуск


На следующий день мы прибыли в Казань. Организатор отвёз нас на своей машине и вселил в квартиру, которая вроде как принадлежала ему и выполняла функции временного гнёздышка. Гнёздышко было крайне уютным, отремонтированным в евро-стиле и сдержанно обставленным икейской мебелью.
Концерт намечался на этот же день, зато после предполагался почти недельный отдых. О счастье! О блаженство для уставшего тела и души!
Нас отвезли на саундчек сразу же после того, как мы скинули лишние пожитки в квартире. Клуб под названием, если не ошибаюсь, «Жёлтая кофта» был оформлен в эдаком авангардистском стиле, отдававшем маяковщиной. Сценка была очень маленькой, гримёрка – тоже, но зато граничила с отдельным служебным туалетом, в котом можно было спокойно накраситься. Правда, непрестанно шевелясь, иначе свет автоматически вырубался. Ну есть такое устройство - оно реагирует на присутствие живого туловища в помещении и автоматически отключает свет, если в оном помещении никого нет. То есть, никто не шевелится.
Самым милым сюрпризом вечера оказалось то, что звук, оказывается, после одиннадцати часов вечера нельзя включать слишком громко, ибо клуб находится слишком близко к жилым домам. В общем, звук был не ахти.
А почти перед самым нашим уходом какой-то наиболее одарённый гамадрил распылил прямо в зале газовый баллончик. Слава богу, мы в это время находились в гримёрке. А вот зато посетителям явно пришлось не сладко. Были даже случаи астматических приступов. Но и без астмы пришедшим получить эстетическое удовольствие готам было не хорошо. Наверное, вышеупомянутый одарённый гамадрил тоже пришёл в клуб получить своё собственное эстетическое удовольствие. Никогда не пойму гамадрильей логики, господа…
Однако последовавший отдых сгладил неприятные впечатления. Мы с Рейном (который тоже заболел) смогли как следует подлечить наши рабочие инструменты – то есть, горлышки. С наслаждением отмылись в новенькой душевой кабинке, накупили в близлежащем супермаркете всякой вкуснятины, а кроме того, нашли магазинчик, в котором совершенно беззастенчиво и открыто продавались пиратские CD и DVD. Меньше 40 рублей за диск, на котором было впихнуто штук шесть или восемь фильмов. И вот мы, такие нехорошие и несознательные граждане Российской Федерации, поддержали отечественных пиратов, затарившись практически халявными дисками. Я польстился на фильмы моего детства – «Москва-Кассиопея», «Приключения Электроника», «Гостья из будущего», а также фантастику, в том числе и горячо обожаемый мною холодный «Эквилибриум». Слип отдал предпочтение интеллектуальнейшему кину про зомбей, которые интеллектуально кушали людёв. Правда, признаюсь, меня затронул старенький, едва ли не восьмидесятых годов, фильм про то, как на секретной военной базе какой-то учёный пытался приручить зомби, дрессировал его и вырабатывал рефлексы. Очень милое и трогательное зрелище!
Вечером попытались изнасиловать мою несчастную Кибаргу, чтобы синхронизировать её с ноутбуком. В результате грубого насилия над нею, моя любимая потеряла часть памяти, стерев всё, что я написал в ближайшие несколько суток. Кое-как я восстановил по памяти утерянные эпизоды «Плоти и стали», но дулся ещё долго. Только жареное мяско и несколько серий «Гостьи» вернуло мне благодушное настроение.
Организаторы тоже временами участвовали в планировании нашего досуга – устроили нам небольшую авто-экскурсию по городу, показали кремль, шикарный торговый центр, некоторые интересные районы. Сами мы нашли Интернет-клуб, зависнув там с Рейном на непродолжительное время.
Отдохнули, конечно, хорошо. Но труба зовёт, и вот нам нужно продолжать свой путь в другие города.


22. Киров (10 ноября), ЦО «Победа». Причинческие технины


10 ноября мы прибыли в Киров.
Организаторы отвезли нас в гостиницу. После непродолжительного отдыха мы отправились в клуб на саундчек.
Клуб весьма хорош – просторное помещение, высокая сцена. Но вот персонал…
Звукорежиссёра выволокли прямо с чьей-то свадьбы, как следствие, он был абсолютно не мычачий. Отстроиться удалось только при помощи Рейна. Слип несколько раз спросил, хватит ли заряда батареи для радио-микрофона, ему ответили, что всё будет чики-пуки. В результате микрофон сдох где-то на пред-предпоследней песне. Я наклонился как можно ближе к толпе и попросил передать назад, звукорежу, что микрофон кончился. А я, извините, не оперный певец, чтобы силой голоса пробить такой обширный зал. Но, как мне кажется, народ ничего не расслышал и ничего не понял. Когда мы ушли со сцены, нас активно звали на бис, но что мы могли поделать, если петь не во что?!
Слава богу, что в остальном организация была вполне приличной.
Весьма умилил меня туалет, в котором по традиции пришлось краситься. Раковина там была. А вот унитаза я так и не нашёл. Пока до меня не дошло, что сиротливо стоящая пластиковая коробочка – это и был унитаз. Биотуалет, точнее. Экзотика!
Уезжали мы несколько недовольными. Конечно, публика приняла хорошо. Но ужасно обидно было, что по техническим причинам нам не удалось выдать народу всё, на что мы способны.


23. Нижний Новгород (11 ноября), Рок-бар. Скайнет и Мой рыцарь


В следующем городе опять предполагался короткий отдых. И во время пребывания в этом городе я узнал нечто такое, что надолго выбило меня из колеи и, признаться, до сих пор нет-нет, да полоснёт мне по нервам. Не буду распространяться на этот счёт. Многие мои хорошие знакомые и так прекрасно в курсе всего.
Скажу лишь, что меня несло гулять по совершенно незнакомому городу в одиночку. А в Нижнем Новгороде уже во всю шёл снег, и температура была уже совсем зимней. Я слегка заблудился, несколько раз ломился не в те дома, сориентировавшись на то, что «на стене этого дома была реклама Мегафона». Однако одна и та же реклама висела на стенах всех домов этого мини-района, выстроившихся ровненько по одной линии. Я здорово замёрз, а из-за психологического раздрая положил на телефон деньги, перепутав оператора и ждал до упора, когда же придут деньги. Деньги не приходили. Зато пришли организаторы и повели нас с Рейном гулять – ему нужна была всё та же фарфоровая кукла, которую он до сих пор не купил. А я всё ещё хотел развеяться и выкинуть из головы невесёлые мысли, душившие меня и не дававшие покою. Куклу всё-таки приобрели – Ура! – в обширном магазине «Красный куб», в котором я на короткое время смог отвлечься, любуясь на любимые мною сувенирчики и предметы интерьера, в интерьере вовсе бесполезные. Я всё ещё хотел купить ночник, но в этом магазине ничего подходящего не нашёл, и нас повели гулять по местному «Арбату». В одной из лавочек я купил статуэтку рыцаря, загадав себе при этом, что подарю эту статуэтку тому, кто станет Моим Рыцарем. Понимайте как хотите.
Однако, что это я гружу читателя?! Вы ведь хотите увидеть что-нибудь весёленькое и прикольненькое. Что ж, нечто такое произошло на концерте, ещё до того, как я узнал нечто, приведшее к длительной многолетней депрессии.
Рок-бар, в котором мы выступали, представлял собой что-то вроде кафешки, вполне «нефорски» оформленной, но очень маленькой. Весь пришедший народ не вместился, и многим пришлось наблюдать за концертом из коридора. Небольшой зал был просто битком. У нас как обычно в подобных заведениях, не имеющих возможности предоставить отдельные фазы для света и звука, глючила карта, и мне приходилось тянуть время шутками, прибаутками, пением заставочной мелодии из «Терминатора» и объяснениями, почему виснет карта и отключается музыка – Скайнет против нас.
Когда я ушёл в гримёрку – точнее, крошечную каморку диджея, то забыл выключить микрофон. Это немаловажное уточнение, так как когда зрители вызывали на бис, я довольно громко прорычал Слипу, что никуда я не пойду, всё достало, я устал и так далее. Всё это, думается мне, прекрасно было слышно в зале.
На бис мы всё-таки вышли. Потом перефотографировались и расписались всем желающим. После чего отправились на квартиру, где я и узнал нечто очень для себя неприятное. Дальнейшую историю вы можете прочитать в начале этой главы…
А статуэтка всё ещё стоит над компьютером, и я всё ещё жду Моего Рыцаря, которому и подарю её.


24. Краснодар (15 ноября). Клуб «Калашников». Зелёные жирафы


Как вы помните, я пишу этот отчёт спустя очень долгий промежуток времени после окончания тура. Потому могу многого не помнить. Случилось это и сейчас. У меня напрочь вылетели из головы события в Краснодаре, произошедшие во время второго нашего посещения этого города. Я спросил у Слипа, что он помнит именно из ноябрьского посещения. Он ответил – «А! так там ещё дом частный был, жираф ещё летал.» «Какой жираф?» - не понял я. «Ну зелёный такой жираф».
М-да… В ведь вроде в ноябре не курили… Но потом оказалось, что Слип просто перепутал слова «жираф» и «попугай». Ну да, почти одно и то же.
В общем, в частном доме, в который нас привезли перекантоваться до утра, у хозяина имелся небольшой зоопарк – попугай в клетке, настоящий сокол, кошка и пара собак.
А ещё именно с этого посещения Краснодара мы со Слипом подсели на креветки, которыми нас попотчевал гостеприимный хозяин, и которые Слип потом научился очень вкусно готовить.
Была возможность у нас и немного посидеть в Интернете. А ещё нам продемонстрировали заказанный прямиком из Германии диск Сопор Аэтэрнус. Красивый такой, подарочный, с сургучной печатью, стильным буклетом. В руки приятно взять.
Затем нас отвезли в клуб. Перед выступлением, как раз после чека в полном гриме у нас взяли интервью для муз-ТВ и местного телевидения, кажется, если я не ошибаюсь, губернаторского.
Сам концерт прошёл без особо запоминающихся эксцессов. Поэтому приближаюсь к нашим наиболее ярким злоключениям.


25. Ставрополь (16 ноября), клуб «Кир-Клуб». Северокавказский гот – маленький, но гордый народ


Тур близился к завершению, мы уже расхолаживались и чувствовали усталость. Но выдержать оставалось всего два города. Правда – каких!
Знакомый по последней встрече весьма неприглядный промоутер клялся-божился нашему буккеру, что он бросил пить, практически закодировался и вообще ведёт себя хорошо! В конце концов, мы поверили на слово и решились приехать в Ставрополь во второй раз.
Больше не поедем. Теперь уже точно. Извините, товарищи поклонники, обитающие в Ставрополе, но с этим промоутером мы работать больше не будем. Конечно, нас по райдеру и покормили, и более-менее устроили. Правда, на обитаемой квартире, в которой кроме нас жила бабушка с внучкой, оказавшейся горячей поклонницей шварцсцены. Но от бабушки исходило множество правил, которые следовало неукоснительно соблюдать. Это вполне понятно и достойно уважения. Но напрягает. Честно. Мы и так ведём себя прилично, не пьём, не курим, морально не разлагаемся, как говорится. Не очень приятно ощущать себя каким-то провинившимся сосунком. Помыться толком никак, потому что стоит счётчик воды. Мы и так уже подустали от всего, и нервы напряжены. А ещё постоянное ощущение того, что Биг Бразэр Из Вочинг Ю. Ну что ж, славтебегосподи, что нас не подселили к какой-нибудь даме с маленьким ребёнком, как было в Севастополе… Дама была весьма милой, но… Напрягает. Честно.
С хозяйками данной квартиры мы тоже весьма мило пообщались, особенно я с поклонницей шварцсцены. Даже перекатал ей DVD Лакайнов, который таскал с собой ещё с московского концерта. Но вот всё, что не касается быта, было немного… эм… не на уровне.
Краситься пришлось в квартире, а потом в гриме ехать в клуб. Людей долго держали на улице, потому что чек затянулся. По причине промоутера, который не подпускал Слипа к пультам, бия себя пяткой в грудь и утверждая, что он сам прекрасно сможет нас отстроить. В результате толпа пришедших на концерт готов замёрзла на улице. Город хоть и южный, но дело-то к зиме… И время вечернее. Обвинили, конечно же, нас. Группу. Мол, мы оборзели и зазвездились, задержали концерт вон на сколько. Мда? Вот попробовали бы те, кто нас обвиняют в звезданутости, оттащить от пультов товарища промоутера в его тогдашнем состоянии…
Гримёрки в крошечном «КирКлубе» не было как класса, это было то ли помещение бывшей летней кафешки, то ли что это такое было. Я чинно сидел на стульчике в уголочке, совсем рядом со сценой и ждал своей очереди, пока Слип выступал в роли сессионного клавишника Рейна.
Всё это время меня нет-нет, да домогался кто-нибудь из толпы, но приставленный охранник аккуратно отводил страждущих в сторону и там оставлял.
Звук был не ахти – но это было лучшее, что мы смогли сделать в том помещении и условиях. Впрочем, народу, кажется, и так понравилось – главное ведь внимание и сам факт концерта, так ведь? Народу было крайне мало (эх, это ещё что! Чуть ниже прочитаете про то, КАК народу может быть мало), и я даже сморозил на ходу крылатое выражение «Северокавказский гот – маленький, но гордый народ!»
После концерта на экране позади сцены транслировался DVD с клипами Лакримозы, а мы со Слипом и Рейном раздавали автографы и фотографировались с желающими.
Потом нас отвезли всё на ту же квартиру со строгими правилами общежития. Правда, накормили нас действительно вкусно и от души. Потом я отмылся и лёг спать. Завтра ожидался последний день тура. О, наконец-то!

 

26. Константиновка (17 ноября), бывшая авто-школа. МЕСТО с ЭКСПОНАТОМ


Вот и он, последний день тура. И как водится, судьбинушка припасла всё самое вкусное и интересное на потом… Подготовься, дорогой читатель…
Итак, мы проснулись, почистили пёрышки, поблагодарили старшую хозяйку за гостеприимство и отправились к ожидающему нас микроавтобусу. Сперва нас завезли перекусить в небольшую кафешку, а затем мы двинулись в Железногорск на том же микроавтобусе. С нами отправились несколько поклонниц, с которыми мы мило и откровенно побеседовали в пути.
А дальше пришёл он – белый северный зверь на мягких пушистых лапах…
Машина свернула в какие-то откровенные ебеня – прости меня господи за грубость речи - посреди сельской местности. Что-то типа маленького колхоза или чего-то в этом роде. Как оказалось, заброшенная автошкола. Под Железноводском. Натурально деревня. Да и название такое колоритное – Константиновка. Не хватало хрюкающих свиней и пастушка, прогоняющего по дороге стадо коров.
- О! – весело сказала одна из поклонниц, явно в шутку. - Вот тут вы выступать и будете!
И тут вдруг организатор и говорит:
- Всё, приехали, выходим!
У нас всех, включая сопровождающих, вытянулись лица. Не верилось. Казалось плохой шуткой. Но шутка затянулась.
Мы выбрались из машины, и сперва на меня напало нервное похихи. Тут? Выступать? Где? В сарае?
Ибо там кругом были именно одни сараи. Сараи в прямом смысле слова. А ещё там был туалет на улице, но не одиноко стоящий домик для раздумий, а общественное каменное строение. Я там в дыру чуть не провалился сослепу, так как уже смеркалось.
Но главным вопросом осталось – а перед кем выступать? Сюда кто-то доедет?
Сперва мы решили попросту отказаться от выступления. Ибо нефиг, как вы понимаете. Но потом стало очень жалко тех, кто сюда приедет – ведь это же подвиг! Ради таких самоотверженных поклонников стоит и самим немного посамоотвергаться. Однако мы с Рейном не стали ни краситься, ни переодеваться, так как, естественно, никаких условий накраситься не было. Нам, конечно, выдали ключ от какого-то из сараев и сказали, что там в принципе можно привести себя в порядок. Но когда Слип отправился проверять помещение, то обнаружил амбарный замок, на который запирался сарай, валяющимся на земле… Мы перетащили все вещи на сцену, во время выступления Рейна я чинно сидел в уголочке сцены на стульчике. Во время своего выступления я нагло не стал переодеваться, как меня ни просили снять «Терминатора». Рейн отмачивал всяческие корки, я тоже прикалывался, зрителей было всего человек 20 (19, если быть точным). Вообще, очень мило и по-домашнему пообщались с народом. Квартирник, да и только!
Единственное, что было хорошо – это вид на гору, у подножия которой располагалась злосчастная Константиновка и с которой очень величественно и красиво спускался синеватый туман. Кроме того, мы здорово повеселились до самого эм…мнем-мнем… МЕРОПРИЯТИЯ. На территории заброшенной автошколы имелись всяческие турники и лестницы, по которым мы со Слипом лазили, вспоминая уроки физкультуры в школе. Я скакал на корточках вокруг маленькой ёлочки, а ещё мы фотографировались на фоне совершенно раздолбанного автобуса какого-то старого образца, может быть, годов 70-х, с надписью «экспонат». Хорошо, что не «ископаемое»…
И вот на столь оптимистической ноте наш тур, наконец, закончился. Теперь наши стопы были направлены в сторону Ставрополя, где мы отмывались и отсыпались до следующего дня, когда «поезд на Ленинград» должен был доставить нас домой.


ЭПИЛОГ
Ах да. Что же стало с моим несчастным глазом?)))
Вы знаете, вот никак не могу вспомнить, как так получилось, что в Академгородке под Новосибирском офтальмолог в маленьком салоне оптики извлекла это проклятущее инородное тело, а в Екатеринбурге я всё ещё продолжал капать капли, ставшие причиной обморока… Чёрт его знает. Может, я что-то перепутал? Но очень хорошо помню, что соринку извлекли именно в Академгородке под Новосибирском! Было тихо, снежно, в моей голове одна за другой возникали картины операции, отдавания за неё большого количества денег и затем крайне бережного отношения к разрезанному глазу, а заодно и новый имидж, повлечённый следом за преображением оного глаза.
Но всё оказалось намного проще и дешевле, нежели мы предполагали.
Мы с Рейном пошли гулять по тому самому Академгородку, в котором нас расквартировали. Рейн хотел, наконец, выяснить, что у него с ногой, которая продолжала болеть с того самого злосчастного прыжка в Москве, на разогреве «Театра Трагедии», и мы отправились на поиски поликлиники. В поликлинике нас не приняли. Тогда мы просто зашли в ближайшую «Оптику». И докторша извлекла проклятую песчинку, въевшуюся в верхние слои слизистой, одним лёгким движением марлечки.
О счастье! О истинный оргазм облегчения!
Глаз, правда, всё ещё был красным и сузившимся, но меня уверили в том, что он придёт в норму в ближайшие дни. Решено было его поберечь и пока что повыступать в одной линзе, аки Мэрлин Мэнсон. Ну, не впервой. Глаз и правда довольно быстро пришёл в норму. Так что линзы я по традиции всё-таки буду надевать обе.
До следующего купания в Чёрном море +_+

О, счастье! Я, наконец-то, закончил отчёт!
С чем себя и вас и поздравляю.
АУС, дорогие мои! ;-)
Не ваш, Драу.

Читателей: 5265

Ваши комментарии

Имя или ник
Электропочта



name   †   06.07.2014

message


name   †   06.07.2014

message


Орешник   †   05.05.2012

А как же Томск? Неужели не заехали к нам:-)?


Lunar Angel   †   07.04.2012

"А кроме того, Слип забыл свои выстиранные и высушенные для просушки трусы" - высушенные для просушки? :D Драу, перечитывай написанное х)


Orochi   †   22.03.2012

Невероятные приключения русских в России))) Уникальна наша страна великая, с каждым разом убеждаюсь, только иногда так стыдно за такую уникальность...


Синяя Плакса   †   28.02.2012

Мдо... а глаза все же нужно беречь... ибо запасных не выдадут



Музыка    Видео    Отчеты    Пресса    Книги   


Партнёры:



© 2006-2017 ottodix.ru